Иванэ Мерабишвили: горжусь, что Грузия - полицейское государство

Министр МВД Грузии Иванэ Мерабишвили
Из нищей криминализированной структуры грузинское МВД превратилось в суперсовременную службу с небывалым рейтингом доверия. Один из архитекторов реформы, министр МВД Иванэ Мерабишвили рассказал РИА Новости о главных принципах работы обновленной полиции.

ТБИЛИСИ, 6 окт, — РИА Новости, Дмитрий Виноградов. Результаты реформы грузинского МВД впечатляют. Из нищей криминализированной структуры, неспособной раскрыть ни одного преступления и собиравшей деньги на дорогах просто за проезд, она превратилась в суперсовременную службу с небывалым рейтингом доверия. А сама Грузия – в страну с одним из самых низких уровней преступности в Европе (и в полицейское государство, добавляют скептики). Один из архитекторов реформы, министр МВД Иванэ Мерабишвили рассказал РИА Новости о главных принципах работы обновленной полиции.

Новый облик грузинской полиции воплощен в прозрачных участках

Новое здание МВД, открывшееся всего пару лет назад, стало одной из достопримечательностей грузинской столицы. Его построили на окраине Тбилиси, на бывшем пустыре, видимо, чтобы подчеркнуть желание начать все с чистого листа. Волнистыми ультрасовременными формами министерство больше всего напоминает пекинские олимпийские стадионы. Оно символично сделано из стекла и почти прозрачно – чтобы граждане могли видеть, чем занимаются полицейские. По этим же принципам по всей стране строятся полицейские участки. Еще две говорящих детали – вокруг министерства нет ограды, а только симпатичные газоны. А на каждом шагу попадаются флаги Евросоюза, членом которого Грузия не является, но очень хочет быть. Такие же флаги висят во всех участках – рядом с государственными знаменами.

— Общество чувствует, что его спасение — стать частью европейской цивилизации, — говорит Иванэ Мерабишвили. – Честно говоря, большинству грузин очень трудно стать европейцами. Большую роль играют родственные связи и прочие восточные черты, от чего мы в наших реформах и хотим освободиться. Ну и от наследия СССР – воров в законе, коррупции, гаишников.

- Мне тоже показалось, что ваши новые полицейские, особенно курсанты академии –  как европейцы в неевропейской пока еще Грузии.

— Правда? Получается, мы не зря работаем.

Но ни один из этих людей не прилетел из-за границы. Это обыкновенные грузины, из них 99% в полиции раньше не работали. 90% моих заместителей и начальников департаментов не были полицейскими еще пять-семь лет назад.

Самое главное, что реформы у нас начались сразу во всех сферах. Зайдите в любое министерство Грузии и увидите, какие там серьезные изменения.

В министерстве юстиции есть специальный орган – Гражданский реестр – он выдает паспорта. Система такая же прозрачная, как в МВД выдача прав.

Наша система регистрации недвижимости – тоже лучшая в мире, это признано Всемирным банком. Вся недвижимость зарегистрирована в Уличном реестре, можно с любого компьютера посмотреть, кто собственник какого здания. Любой офис или дом можно зарегистрировать за несколько секунд. То же относится к регистрации компаний.

Изменения в финансовой сфере, в пенитенциарной системе, в образовании. Грузинский бюджет за 7 лет увеличился примерно в 25 раз.

Невозможно в одной системе провести реформы, а другие системы не затронуть. Коррумпированные сферы все равно будут влиять на МВД. Это как человек — надо лечить весь организм.

- Как появилась идея отказаться от ГАИ и передать ее функции Патрульной службе? И насколько эта идея себя оправдала?

— По-моему, в Америке такая же система, как у нас. Но самое главное – не чтобы переименовать ГАИ в патруль. И не в том, чтобы милицию переименовать в полицию. Мы всех старых гаишников отпустили домой. Потому что загнившую систему труднее вылечить, чем полностью заменить. Вместо них мы рекрутировали из общества совершенно новых людей, которые поверили в то, что они будут хорошими полицейскими. И доказали это обществу. Сейчас в Грузии 82% доверия полиции.

Раньше у нас полицейских называли «псами» — «цагль» по-грузински. Вроде вашего «легавого» или «мента». Теперь я такого слова давно не слышал. Мы прослушиваем телефоны преступников – даже они так не говорят.

- Не страшно было делать ставку на людей абсолютно новых? А как же опыт, профессионализм, знание законов? Сейчас у вас в полицейской академии курсанты учатся 7-8 недель вместо прежних четырех лет – за это время можно изучить только азы.

"Лучшие члены общества хотят быть полицейскими" – министр МВД Грузии

— Кто не рискует – тот не пьет шампанское. Не надо бояться ошибок. Если у тебя намерения честные, ты всегда можешь исправить свои ошибки.

Что касается профессионализма – это миф, потому что нет никакого профессионализма в коррумпированной системе. 99% того, что делает полицейский – это не расследование, а обыкновенные текущие дела. Если у человека на первом месте его личные интересы, и он думает не о работе, а о том, как прокормить семью и заплатить начальнику, цена его профессионализма – ноль.

Регулировать дорожное движение может любой автолюбитель. Это касается даже контрразведки – я был министром безопасности. Мы тоже всех старых КГБэшников, профессионалов в кавычках, отпустили домой отдыхать. И привели новых – большинство из них из общественных организаций, журналисты, и так далее. Они справляются со своими задачами в 10 раз лучше, чем старые профессионалы.

Нужно сердце. Образование нужно. Нужен интеллект. Когда у тебя есть возможность выбирать из пятидесяти, ты выберешь интеллектуального, талантливого. Он будет в 10 раз эффективнее, чем хорошо натренированный негодяй.

- Каков средний возраст сотрудника полиции?

— 23-24 года. Начальник департамента – 31-32.

- Вашему старшему сыну 10 лет. Скоро он достигнет этого возраста – возьмете его на работу?

— Пока он вырастет, я уже уйду – я же не ваш Нургалиев, чтобы вечно сидеть. Но пока буду министром, конечно, он в МВД не пойдет. Ни один мой родственник в МВД не работает. Это общее правило нашего правительства.

Наоборот, мы хотим разрушить всю эту клановость, освободить свое общество от этих старых традиций, когда люди приводят своих друзей и родственников на работу и вместе решают свои проблемы.

Или вот недавно выпустили постановление, запрещающее показывать полицейскому свое удостоверение, если он не при исполнении. Ни один полицейский не должен чувствовать себя «защищенным» от закона.

- Если вам верить, что в грузинской полиции царит идиллия. А как сделать так, чтобы эта идиллия не деградировала? За этим следит генеральная инспекция (аналог нашей службы внутренней безопасности)?

— Для этого надо сделать изменения необратимыми.

А если хочется что-то проверять, то это легко. У нас на 25 тысяч полицейских всего 47 генинспекторов. И я не помню случая, чтобы серьезное правонарушение произошло, и инспекция о нем не знала.

Давайте честно – даже в Москве, в большом городе, все всё знают. Если захотеть узнать, кто взял взятку, то это нетрудно.

Могу долго рассказывать, как мы это делаем, но главное – не только проверять, но и доверять. Когда доверяешь человеку, когда ты передаешь ему полномочия принятия решений и он отвечает за это – у него повышается чувство ответственности.

Когда начальники на низком уровне сами верят в наши идеи, если начальник не требует денег от подчиненного – поверьте мне, ни один подчиненный взятку не будет брать. А если возьмет – непосредственный начальник это очень легко узнает.

Генеральная инспекция тут не самое главное. Главное — что у полицейского есть достоинство, гордость. Пока он возьмет взятку, он десять раз подумает. Для него взять взятку – стресс, ломка. Когда ты взятку получаешь — ты унижаешься. Когда тебе взятку дают — на тебя уже сверху смотрят. Бросают, как кость «цаглю».

- Сколько человек из этих 25 тысяч были уволены в силу разных правонарушений?

— Минимум две-три тысячи или уволены, или сами ушли.  Триста полицейских были арестованы за разные преступления. И уголовно наказаны. Только в этом году – уже 35 человек.

Не проходит недели, чтобы генинспекция не ловила кого-то. Мы это широко освещаем, все видят, что бывает.

Сейчас в Грузии обстановка такая, что если полицейский нарушает закон, то генинспекция это очень легко узнает. Потому что это такой редкий случай, что все об этом рассказывают. Когда раньше в Грузии платили взятку гаишнику, через две минуты все это забывали. Если сейчас такое произойдет, человек неделю будет рассказывать.

Если у вас есть информаторы и вы платите премию за информацию – она дойдет до вас очень быстро.

- Из самой генинспекции кого-то ловят?

— Выгнали одного или двух инспекторов – были подозрения в их адрес. Из-за того, что все остальное МВД не любит генинспекцию, мы быстро узнаем о любом их нарушении.

- Вы стоите во главе такой вертикали, и, получается, если вы не захотите – то никто взятку не возьмет. А как сделать, чтобы и министр взятки не брал?

— Как в любом демократическом обществе, за нами ведет надзор парламент. Есть общественное мнение, свободная пресса.

Когда ты создаешь такую систему, где никто не берет взяток, это дает гарантии, что и руководители не могут заниматься взяточничеством. Потому что министр не может получать взятки без помощи того же самого министерства.

- Я встречался с парламентской оппозицией – христиано-демократами. Они говорят, что Грузия превращается в полицейское государство, оппозиционные митинги разгоняются, тюрьмы переполнены…

— Я готов ответить на более конкретные обвинения, а не общие слова. Проведите опрос на улице – как фамилия начальника полиции Тбилиси? Практически никто не знает. А ведь всегда все знали, кто начальник. И в Москве тоже знают, кто начальник МВД Москвы.

- После революции в пять раз выросло число заключенных в тюрьмах – с 6 до 30 тысяч.

— И в пять или семь раз уменьшилось частота преступлений. Спросите любого прохожего: когда последний раз ограбили, угнали машину, сняли кожаную куртку или отняли мобильный телефон? Остановите тысячу человек и спросите: его самого или знакомых обокрали за последний год? В Грузии не существует такого понятия, как рэкет. Нет организованной преступности. В Грузии не похищают людей, не угоняют машины.

За последние четыре-пять лет не было ни одного заказного убийства. Если это называть полицейским государством, то я горжусь, что в Грузии построено полицейское государство. Если самые хорошие члены общества хотят стать полицейскими, идет большой конкурс, из 100 человек берут одного, потом он не берет взятки – если это считать полицейским государством, то мы гордимся, что мы полицейское государство.

На обвинения со стороны оппозиции министр МВД предпочел отшутиться

- Оппозиция утверждает, что у МВД есть отряды в штатском, которые нападают и избивают оппозиционеров.

— Более того, я скажу что они похищают людей, некоторых из них съедают (начинает улыбаться). Некоторых сжигают. Некоторых вешают. Но мы это храним в тайне, никто не знает их фамилии. Даже оппозиция.

- Примеров можно было бы много привести, но вот, например, дело Вахтанга Маисая, военного эксперта и оппозиционного политолога. Один из правозащитников, с которым я встречался, приводит случай Маисая как пример сфабрикованного дела против неугодного человека.

— Не думаю, что какой-нибудь серьезный оппозиционер, кроме тех, кого финансирует Россия, это бы говорил. Во-первых, Маисая сам признался, что работает (на Россию). Во-вторых, у нас есть доказательства, как этот человек получал деньги от русских коллег. В любом государстве это карается.

- Куда грузинская полиция будет развиваться дальше?

— Реформа – это не просто один шаг. Это бесконечное улучшение. Самое интересное, что на первом этапе реформы делала наша команда. В последние 5-6 лет новые идеи приходят не сверху, а снизу. Сейчас рядовые полицейские лучше знают, что нужно менять.

Образовательный процесс для полицейских нужно сделать безостановочным. Повышение квалификации – раз в полгода. Обучение языкам, обучение компьютерам, все большая автоматизация системы.

Через год мы хотим отменить обязательное условие возить права. Патруль будет спрашивать имя-отчество и по компьютеру смотреть фотографию – этот человек или не этот. Это еще один шаг к уменьшению бюрократизации государства. Потому что чем меньше государство будет вмешиваться в личные дела человека, тем лучше для всего общества.

Мы уже добились того, что МВД запрещено посылать любые документы в письменном виде. Внутри министерства информацией обмениваемся только в электронном виде.

- Не боитесь, что в ваши сети залезут российские хакеры и все сломают?

— Лучший способ сокрытия информации – это открытие всей информации. Потому что выбор из миллиона информации той, которая нужна разведчику – это очень сложно.

Интервью
Партнеры



Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.