Пособие по журналистике данных 1.0
Loading

«WOBBING» Работает. используйте его!

«Wobbing» — так еще иногда называют использование законодательства о свободе информации — является прекрасным инструментом. Однако его применение требует наличия методики и, зачастую, настойчивости. В данном разделе я приведу три примера возможностей и проблем «воббинга», с которыми я сталкивался, ведя журналистские расследования.

Рис 54. The Farm Subsidy website (Farmsubsidy.org)

Пример 1 Фермерские субсидии

Каждый год ЕС выплачивает почти 60 млрд. евро фермерам и фермерским хозяйствам. Каждый год. Эта практика началась в конце 1950-х годов, и политики всегда говорили, что эти субсидии помогают нашим беднейшим фермерам. Однако первая информация, полученная в Дании в 2004 году на основании законодательства о свободе информации, показала, что все это только разговоры. Мелкие фермеры часто жаловались в приватных разговорах и в СМИ, что они с трудом выживают, а большая часть субсидий на самом деле шла горстке крупных землевладельцев и в сельское хозяйство. И я, что вполне объяснимо, захотел узнать: а как обстоят дела в других странах Европы?

Летом 2004 года я запросил данные в Европейской Комиссии. Каждый год в феврале Комиссия получает данные от государств-членов ЕС. Эти данные показывают, кто обращается в ЕС с просьбами о финансировании, сколько средств они получают и на что они их расходуют: на фермерские хозяйства, на развитие своего региона или на экспорт порошкового молока. В тот период времени Комиссия получала данные в формате CSV-файлов на компакт-дисках. Огромное количество данных, но, в принципе, с ними легко работать. Конечно, только если вы сможете их получить.

В 2004 году Комиссия отказалась предоставить данные, главным аргументом было то, что данные загружаются в базу данных, и для их извлечения потребуется проделать большую работу. Такие аргументы европейский уполномоченный по правам человека называл плохим администрированием. Все документы по данному делу вы сможете найти на веб-сайте wobbing.eu. Тогда, в 2004 году, мы не хотели разбирать правомерность таких действий. Нам были нужны данные.

И мы объединились с партнерами по всей Европе, чтобы получить данные по каждой конкретной стране. Наши коллеги из Англии, Швеции и Нидерландов получили данные в 2005 году. Финляндия, Польша, Португалия, регионы Испании, Словения тоже раскрыли эти данные. Даже в Германии, очень неохотно раскрывающей свои данные, я добился успеха и получил некоторые данные в земле Северный Рейн-Вестфалия в 2007 году. Чтобы получить данные, мне пришлось идти в суд — однако в результате я опубликовал неплохие материалы в журнале Stern.

Было ли совпадением то, что Дания и Соединенное Королевство первыми открыли свои данные? Нет, не было. Охватывая взглядом всю политическую картину того времени, фермерские субсидии следует рассматривать в контексте переговоров в ВТО, в которых субсидии подвергались давлению. Дания и Соединенное Королевство являются наиболее либеральными странами Европы, и политические ветры в этих странах вполне могли дуть в направлении прозрачности.

Однако данная история на этом не закончилась, с другими эпизодами и данными можно ознакомиться на сайте farmsubsidy.org.

Выводы: Занимайтесь «воббингом». Законы о свободе информации разных стран Европы сильно отличаются друг от друга, кроме того, разные страны преследуют разные политические интересы в разные времена. И из этого бывает вполне возможно извлечь пользу.

Пример 2 Побочные эффекты

Когда речь идет о лекарствах, мы все выступаем в роли подопытных кроликов. У лекарств имеются побочные эффекты. Мы все это знаем и стремимся взвешивать потенциальную пользу и потенциальные риски, и уже после этого принимаем решение. К сожалению, очень часто эти решения принимаются на основании недостаточной информации.

Когда подростки принимают таблетку от прыщей, они надеются получить гладкую кожу, а не плохое настроение. Однако именно такой эффект имело одно лекарство, и молодые люди впадали в депрессию и даже совершали самоубийства после его приема. Однако опасность этого конкретного побочного эффекта — вполне очевидную для журналистов — было не так-то просто подтвердить.

Существуют данные о побочных эффектах. Производители должны регулярно предоставлять органам здравоохранения информацию о наблюдаемых побочных эффектах. Эти данные хранятся у национальных или европейских властей после выхода лекарства на рынок.

Первая информация была снова получена на национальном уровне в Дании. В ходе международного расследования, проводившегося журналистами из Дании, Нидерландов и Бельгии, были также получены данные в Нидерландах. Еще один пример «воббинга»: нашей работе очень помог тот факт, что мы сообщили нидерландским властям о том, такие данные доступны в Дании.

Дело обстояло именно так: в Европе в результате приема этого лекарства молодые люди пытались совершать самоубийства и, к сожалению, некоторые из них погибли. Журналисты, исследователи и родственники молодых жертв прилагали все усилия к тому, чтобы получить доступ к этой информации. Европейский уполномоченный по правам человека помогал добиваться прозрачности Европейского агентства лекарственных средств, в результате у него это получилось. После этого задача журналистов заключается в том, чтобы получить данные и внимательно изучить имеющиеся материалы. «Кто мы, — спросил один исследователь, — подопытные кролики или голос механизма контроля?»

Выводы: Не удовлетворяйтесь ответом «нет», когда речь идет о прозрачности. Будьте настойчивы и не переставайте следить за ходом событий. Ситуация может измениться и с течением времени вы можете получить данные, которые не могли получить вначале.

Пример 3 Контрабанда смерти

Новейшая история принесла много горя целым народам, особенно в результате войн и в переходные времена. Как журналисты могут добыть печальные данные, если — например — те люди, которые получали прибыли в ходе войн минувшего десятилетия, сейчас находятся у власти? Именно такую задачу поставила перед собой группа журналистов из Словении, Хорватии и Боснии.

Эта команда решила заняться расследованием торговли оружием в бывшей Югославии в период действия эмбарго ООН в начале 1990-х годов. В основе работы лежали документы парламентских расследований по данному вопросу. Чтобы задокументировать маршруты поставок и раскрыть схему торговли, необходимо было отслеживать средства перевозки по номерам судов в портах и по номерным знакам грузовиков.

Парламентские комиссии Словении не раз проводили расследования по вопросу получения прибылей в ходе балканских войн, однако они так и не пришли к какому-то определенному выводу. Вместе с тем был получен ряд очень ценных документов, с которых был снят гриф секретности, и данных, в т. ч. 6000 страниц документов, которые были добыты словенской командой по запросу в рамках законодательства о свободе информации.

В этом случае данные было необходимо извлекать из документов и сортировать по базам данных. Пополняя имевшиеся данные новыми данными, результатами аналитики и исследований, журналисты смогли установить большое количество каналов незаконной торговли оружием.

Команда добилась успеха, получены уникальные результаты, которые уже принесли команде ее первую награду. Самым важным является тот факт, что данный случай имеет отношение к целому региону и может послужить примером для журналистов из других стран, через которые также проходили смертоносные грузы.

Выводы: Ищите «сырые» материалы в самых неожиданных местах и объединяйте их с данными, находящимися в открытом доступе.

Бриджит Алфтер, Journalismfund.eu