Пособие по журналистике данных 1.0
Loading

Советы по работе с цифрами в новостях

  • Наилучший совет по обработке данных — делайте это с удовольствием. Данные могут показаться вам устрашающими. Однако стоит вам позволить напугать себя — и вы не добьетесь никаких результатов. Отнеситесь к процессу как к игре, и может случиться так, что данные с удивительной легкостью раскроют вам свои секреты. Поэтому обрабатывайте их как обычно, как вы обрабатывали бы любые другие свидетельства, без страха или предпочтения. В частности, относитесь к этому процессу как к тренировке воображения. Примените творческий подход, подумайте, какие альтернативные факторы могут быть связаны с этими данными и могут объяснять их, проверяйте данные с помощью дополнительной информации. «Чем еще можно объяснить эти данные?» В некоторых случаях этот полезный подход может помочь понять вам, что эти цифры, эти очевидно большие или плохие показатели, эти ясные доказательства того или этого, могут оказаться совсем не тем, чем кажутся.

  • И не путайте скептицизм по отношению к данным с цинизмом. Скептицизм — это хорошо; цинизм приведет к тому, что вы просто поднимите руки вверх и сдадитесь. Если вы верите в журналистику в сфере данных — а вы, скорее всего, верите, иначе вы не читали бы эту книгу, — то вы должны верить в то, что данные могут предложить нечто лучшее, чем рассчитанные на потеху публике карикатуры или убийственные факты сводящих с ума заголовков. При аккуратном использовании данные зачастую позволяют получить глубокие знания. Не стоит быть циничным или наивным, однако стоит быть внимательным.

  • Если я скажу вам, что люди стали больше пить во время кризиса, вы можете ответить, что причина заключается во всеобщей депрессии. Если я скажу вам, что люди стали пить меньше, вы можете ответить, что у всех просто кончились деньги. Иными словами, сами по себе данные не оказывают никакого влияния на то, как вы собираетесь их интерпретировать, а именно, если вы собираетесь сказать, что все ужасно так или эдак. Если пить стали больше — плохо, если пить стали меньше — плохо. Я хочу сказать, что если вы верите в данные, то старайтесь понять их до того, как на них наложится ваше настроение, убеждения или ожидания. Вокруг нас столько данных, что очень часто вы сможете находить подтверждения своим давним убеждениям, просто оглянувшись вокруг. Другими словами, журналистика в сфере данных, по крайней мере на мой взгляд, имеет мало смысла, если вы отличаетесь предвзятостью. Она настолько объективна, насколько вы стремитесь к этому, ее объективность определяется не лежащими в ее основе цифрами.

  • Неопределенность — это не страшно. Мы ассоциируем данные с авторитетом и точностью. Но бывает так, что ответ заключается в том, что ответа нет, либо ответ может быть самым лучшим из возможных, и все равно не отличаться точностью. Я считаю, что мы должны говорить об этом. Если вам покажется, что такой подход просто убьет все возможные статьи, я возражу, сказав, это замечательный способ поднять новые темы. И еще, зачастую существует много законных способов обрезать данные. Цифры не обязательно должны представлять собой либо правду, либо неправду.

  • Статью можно сделать из самого расследования. История о том, как вы пытались получить результат, как переходили от одних свидетельств к другим, может стать настоящим произведением журналистики — особенно когда речь идет о свидетельствах, основанных на данных. Различные источники предлагают новые точки зрения, новые идеи, более широкое понимание. Интересно, не стремимся ли мы быть излишне авторитетными, давая людям готовые ответы — что приводит к тому, что мы упускаем возможность показать сам процесс расследования.

  • Самые хорошие вопросы — это проверенные вопросы: это действительно важные цифры? Откуда они взялись? Вы уверены, что они обозначают то, что вы думаете? Это всего лишь подсказки о том, как следует размышлять о данных, о первых выводах, сделанных на основании какой-то одной цифры, о трудностях реальной жизни, о широком ряде других потенциальных сравнений по времени, группе или географии — короче говоря, о контексте.

Майкл Бластленд, журналист-фрилансер.