Сторонники оппозиции на баррикадах на площади Тахрир в Каире

Египет

Если пробный шар "арабской весны" - "жасминовая революция" в Тунисе - на Западе считается примером успешного "демократического транзита", то революцию в Египте вряд ли можно считать таковой, поскольку она не завершилась консолидацией власти в руках одной политической силы.


Если пробный шар "арабской весны" - "жасминовая революция" в Тунисе - на Западе считается примером успешного "демократического транзита", то революцию в Египте вряд ли можно считать таковой, поскольку она не завершилась консолидацией власти в руках одной политической силы.

Египет до революции

На момент начала уличных протестов шел тридцатый год правления 83-летнего президента Египта Хосни Мубарака. С первых лет управления государством он начал исправлять ошибки своего предшественника - Анвара Садата. В результате программы по либерализации общественной жизни в стране, были амнистированы многие деятели египетской оппозиции, ранее запрещенные партии получили возможность избираться в парламент и обращаться к гражданам через СМИ.

 

Что касается экономики, то с начала 90-х была принята "программа 1000 дней", направленная на реализацию рыночно ориентированных реформ. Несмотря на непопулярность преобразований, программа давала свои результаты - в начале века доля частного сектора в ВВП поднялась до 70%.

 

Годы правления Мубарака отмечены улучшением экономических показателей страны: с 1981 по 2006 гг. ВВП на душу населения вырос в четыре раза (с $587 до $2930), росло и доверие зарубежных инвесторов к египетской экономике - в 2009 году объем прямых инвестиций достиг $55,72 млрд. Драйвером экономики стал туристический сектор - в 2007 году доля туризма в ВВП страны выросла до 19,5%, кроме того, в сфере услуг было занято более половины населения страны. Властям также удалось сократить объем совокупного внешнего долга страны до минимальных $26,13 млрд.

 

 

В 1989 году Мубараку удалось добиться восстановления членства Египта в Лиге арабских государств (ЛАГ) после десятилетнего отсутствия. Позже штаб квартира организации была возвращена в Каир, президент Египта также был избран председателем Организации Африканского единства, что подчеркнуло признание авторитета вернувшегося на региональную арену старожила. Профессор Американского университета в Каире Галяль Амин в своей книге "Египет и египтяне в эру Хосни Мубарака" отмечал, что к концу 80-х президенту удалось вывести страну из изоляции и восстановить отношения со всеми арабскими странами.

Есть у революции начало, нет у революции конца

В странах Магриба сработал "эффект домино", и история «жасминовой революции» повторилась на египетском примере. Как и в Тунисе, недовольство граждан усугубилось публичными самосожжениями: 18 января 2011 года 25-летний житель Александрии Ахмед Хишам ас-Сейид попытался сжечь себя в знак протеста против невозможности выйти на работу, схожий инцидент произошел и у здания египетского правительства, где 51-летний адвокат Фарук Камаль поджег себя, протестуя против закона, якобы не позволявшего ему видеться с дочерью.

Еще одним поводом к началу протестов стала смерть программиста Халеда Саида, забитого до смерти египетскими полицейскими в июне 2010 года в Александрии. 25 июня того же года состоялся митинг против действий полиции, возглавленный бывшим главой МАГАТЭ египетского происхождения Мохаммедом аль-Барадеи, ставшим впоследствии одним из лидеров "объединенной оппозиции" Египта. Кроме того, директор по маркетингу на Ближнем Востоке и в Северной Африке американской компании Google, уроженец Египта Ваиль Гоним (покинул Египет с началом массовых волнений) создал в Facebook сообщество "Мы все - Халед Саид", ставшим впоследствии главной "диссидентской" группой социальной сети. Дата антиправительственной акции "День гнева", считающейся точкой отсчета всеегипетских народных волнений, - 25 января - была назначена именно революционными активистами движения.

 


В этот день десятки тысяч демонстрантов собрались на площади Тахрир, требуя отставки президента Мубарака, вывода из состава правительства его сына Гамаля, который, по мнению участников протеста, мог стать преемником на посту президента, и проведения кардинальных реформ. За восемнадцать дней протестантам удалось добиться отставки Мубарака. В период с 25 января по 11 февраля Египет пережил весь спектр революционных ощущений – мобилизация миллиона противников Мубарака, массовые аресты, ввод бронетехники в центр Каира, отключение и возобновление доступа к мобильной связи и интернету, роспуск правительства и характерный для «арабской весны» массовый побег заключенных – около двадцати тысяч человек – среди которых были активисты движения «Братья-мусульмане» и члены палестинской организации «Хамас». По данным министерства здравоохранения Египта, за 18 дней антиправительственных выступлений погибли по меньшей мере 365 гражданских лиц, позже новые власти страны провели собственное расследование, согласно которому в ходе революции погибло 846 человек.

 


После отставки президента Хосни Мубарака власть в Египте перешла к Высшему совету вооруженных сил (ВСВС) во главе с министром обороны и военной промышленности фельдмаршалом Тантави, но этой политической силе не удалось закрепить итоги революции. В январе 2012 года в результате парламентских выборов власть перешла к исламской Партии свободы и справедливости, лидером которой был будущий президент страны Мохаммед Мурси. Исламисты получили большинство и в обеих палатах парламента нового созыва – 56% в верхней палате и 71% в нижней, спикером которой стал представитель «Братьев-мусульман» Ахмад Фахми Ахмад.

На фоне переходного периода обострялись противоречия между либеральными и исламистскими силами Египта вокруг новой Конституции. 30 ноября 2012 года Конституционная ассамблея Египта, составленная преимущественно из исламистов, большинством голосов утвердила проект нового основного закона, провозглавшавшего законы шариата главным источником законодательства. Входившие в ассамблею либералы, левые и христиане блокировали голосование в знак протеста против исламизации страны. В результате вспыхнула новая волна протестов, и в июле 2013 года в стране произошел военный переворот под руководством будущего президента страны Абдул Фатаха Халила ас-Сиси. Военные, действия которых поддержали и секулярная оппозиция, и христиане (коптская церковь), и пионер революции аль-Барадеи, силой отстранили «Братьев-мусульман» и объявили о свержении Мурси и приостановлении действия Конституции.

 


Революция, венцом которой должно было стать свержение президента Хосни Мубарака, с падением правящего режима перетекла в затяжной процесс борьбы за власть между исламистами, военными и «светскими» политиками. Панацеей не стали и демократические выборы как президентские, так и парламентские, где в обоих случаях к власти пришли исламисты, поставившие под угрозу не исповедующие ислам части населения.

После революции

По мнению профессора экономики Американского университета в Каире Галяля Амина, после свержения Хосни Мубарака Египет пережил самый мощный кризис со времен Великой депрессии 30-х годов прошлого века. В феврале 2011 года резко упали доходы от туризма, на 60% сократились валютные резервы, обесценивался египетский фунт, что привело к скачку цен на продовольствие, росту безработицы и дефициту топлива и бытового газа. На 2013 год в формальной бедности находилась почти половина населения страны: 25,2% находились за чертой бедности, 23,7% были слегка выше этой отметки. До революции уровень безработицы достиг минимальных за 10 лет значений – 8,1 %, к январю 2014 года без работы оставалось 13,4% населения, объем внешнего долга вырос с $26,13 млрд до $46 млрд на октябрь 2015.

 

 

«Поезжайте сегодня в любой из многочисленных бедных районов Каира, и вы услышите много жалоб на рост цен, но необязательно – разговоры о новой революции», - писал в 2013 году американский журнал Time.


Сильный удар революция нанесла и по локомотиву египетской экономики - туристическому сектору. На своем пике в 2010 году отрасль генерировала свыше 11% ВВП и 14,4% валютных поступлений, к 2015 году эти показатели снизились более чем на треть. Теракт на борту российского самолета над Синаем и вовсе поставил существование туристической отрасли Египта под вопрос.

После крушения российского авиалайнера крупнейший египетский инвестор, владелец группы Orascom Investments Сами Савирис буквально зафиксировал гибель отельного бизнеса на морском побережье Египта - в отеле самого Савириса было уволено полторы тысячи человек, аналогичный процесс начался и на всех остальных курортах - от Табы до Хургады.

Синайский полуостров стал точкой напряжения с самого начала волнений в Александрии, Каире и Суэце. После падения режима Мубарака 15 раз подрывали газопровод, поставляющий топливо в Израиль и Иорданию, совершались нападения на полицейские участки, в частности, была совершена атака на египетский пограничный пост Карл-Абу-Салем, в результате которой было убито 16 человек. Ответственность за эти акции лежит на местных бедуинах и экстремистских группировках, которые таким образом выражали недовольство сотрудничество Египта с Израилем.

 

Нестабильность на Синайском полуострове опасна для египетского президента ас-Сиси - критика со стороны Запада после теракта на борту российского самолета может означать, что авторитет египетских военных и лично главы государства начинает ослабевать. Профессор Европейского университета во Флоренции Нагван аль-Ашваль полагает, что ас-Сиси уже может и не рассматриваться Западом как надежный партнер.

 

Евгений Сатановский, в свою очередь, подмечает, что провал попытки государственного переворота или революции не означает отказа от поддержки организаторов протеста их внешними спонсорами. Так, США и после силового отстранения "Братьев-мусульман" от власти в Египте продолжает лоббировать интересы исламистов, что в условиях нестабильности на Синае угрожает политической карьере ас-Сиси - она может внезапно закончиться по "модели Мубарака".