750 страниц ужаса: Захар Прилепин как Стивен Кинг

Писатель Захар Прилепин
Как только вы думаете, что роман документальный, как автор снова бьет вас по голове - сказочным эпилогом. Дмитрий Косырев рассказывает о новом романе Захара Прилепина.

Дмитрий Косырев, политический обозреватель "России сегодня".

Давно не было на московских улицах громадных плакатов, где рекламировался бы только что вышедший роман. И вот они появились накануне выхода "Обители" Захара Прилепина. Первое ощущение: не зря портрет автора украсил улицы. Событие есть, и еще какое. 

Вершины и политика

"Обитель" — это вообще-то Соловки, точнее СЛОН — Соловецкий лагерь особого назначения, первый остров будущего архипелага "Гулаг", действие романа происходит в 1929 году. И вот скажите: что можно написать об этом после громадного количества именно соловецких мемуаров — от Дмитрия Лихачева до Олега Волкова, не говоря уж о самом авторе "Архипелага" — Александре Солженицыне, или о "Колымских рассказах" Варлама Шаламова? И вообще всем том, что еще в 1980-х литературоведы обозначили суконным термином "лагерная проза" и этим таковую все равно что похоронили. Кем надо быть, чтобы сегодня опять писать о тюрьмах и лагерях? И зачем нам об этом снова и снова читать?

С другой стороны, а зачем читать, например, книги только что скончавшегося Габриэля Гарсию Маркеса, который описывает фантастический мир? Не фантастический, говорите, а вполне реальный, но на другом конце планеты: да какая разница, для нас того мира все равно что нет. 

Ответ: а затем, что это Маркес, человек, который со словом делал то, чего не может никто другой. Неважно, о чем человек пишет, важно — как. В нашем случае это Прилепин. У которого вообще никакая не "лагерная проза", а безумная разноцветная сказка. 

На что она похожа? Одна из уже вышедших рецензий утверждает: это Босх и Гомер одновременно. Что ж, можно и так. Однако… 

Но тут мы временно прервемся. Потому что множество людей уже истекает слюной, готовясь запустить зубы в этот роман, чтобы продолжить те споры, которые бушевали по поводу Прилепина в последнее время. Что-то вокруг Украины, русского либерализма-западничества (он же — болотный либерализм, кому как нравится) и т.д. 

Так вот, не дождетесь. В романе об этом ничего нет. Ну, почти ничего. В приложении, где Захар рассказывает, как добывал для книги материал, мелькает следующее: 

"- Я очень мало люблю советскую власть, — медленно подбирая слова, ответил я. — Просто ее особенно не любит тот тип людей, что мне, как правило, отвратителен.

Она кивнула: поняла.

— Это меня с ней примиряет, — досказал я".

И больше ничего, на примерно 750 страниц. Ну, отвратительны Прилепину либералы; но это еще не повод ему книги о них писать. В любом случае, оценивать значение литературного произведения исходя из политической позиции автора — дело бессмысленное. Для этого пожалуйте в прилепинский ЖЖ. А в литературе… ну, допустим, в России на ее вершине сегодня Акунин (я раньше называл его первым писателем России, и сейчас могу это повторить), Пелевин и, подозреваю, благодаря "Обители" там закрепился уже и Прилепин. Три человека с тремя разными позициями. И что с того?

О крысах и клопах

Итак, новая книга — это помесь Босха и Гомера. Но можно и по-другому: а если Стивен Кинг? Не весь, а многотомная фантастическая сага про темную башню и ковбоя Роланда, про этот искривленный мир, населенный монстрами, свихнувшимися машинами и переселенцами из мира реального. Мир предельно эффектный и яркий. И ужасный. Прилепин написал ужас, вне всякого сомнения (про Соловки — как же не ужас), но какой! 

Он не создал, может быть, свой особый язык, как Солженицын, но у автора свой мир поразительно точных образов, и чем они точней и реальней, тем очевидней фантастический эффект. 

Вот хотя бы: "По полу, наискосок, никого не боясь, пробежала крыса и не очень ловко вползла в стенную щель, хвост торчал так долго, словно она дразнилась.

Артем уже выходил, с трудом заправляя свои ватные штаны, а хвост так и не исчез".

Или: "Похоже, живет одна. Даже непонятно, заходят ли сюда гости, — воздух такой пустой". Дальше воздух этот наполняется снегом, падающим в зимнее море — как описано! А еще заключенные собирают ягоды (кстати, на Соловках был — в жизни и в книге — не только лес, но и заповедник, с птенцами и саженцами), едят их… 

Так что пусть крыса с ее хвостом и пустой воздух не приведут вас к мысли, что это невыносимо мрачная книга. Мрачная-то она мрачная, но одновременно дико авантюрная, полная странного оптимизма, силы, движения, и все это на грани истерики и чуть не восторга. 

Вот сцена, где герой, тот самый Артем, сидит в камере, из которой одного за другим выводят чекистов-тюремщиков на расстрел за издевательства над заключенными (было!). И он, свихнувшись от ожидания, на полном "от винта", начинает устраивать следующее: 

"Улегшись на свое место, Артем весело давил на ближайшей стене клопов — все были насосавшиеся, после каждого оставалось грязное кровавое пятно. 

— Санников! — негромко давал Артем клички клопам. — Куда ты, голубчик! Дзиииинь! Слышишь, тебя зовет колокольчик под дугой! Дили-дили-дон! Свершается акт революционного правосудия! Пли! Тьфу, какая мерзость… Следующий! Горшков? Смирно! Выше подбородок! Где ваш форс, чека? То-то! Вам в голову, в живот? Как пожелаете! Из винтовки или нагана? Оп! Бах! Секундочку, не добили. На бис! Пли!

— Прекрати, гадина! — взвыли сверху". 

Взвыли те самые, добавим, чьими именами называли клопов. 

Если вам интересно, как эта история кончилась — то плохо, конечно, как же иначе. А дальше автор постепенно, аккуратно выводит вас из сказки (с помощью приложения, послесловия) в реальность, которая, может, и страшнее, но все-таки хотя бы реальность. И по пути вы выясняете, что читали все равно что документальный роман. Это, в частности, книга про бывшего латышского стрелка Федора Эйхманиса, создателя концепции первого образцового концлагеря (а потом начальника всех лагерей сразу, далее же расстрелянного на Бутовском полигоне в 1938 году); про его подругу; да все в книге когда-то жили. 

И только вы думаете, что с документом как-то спокойнее, как автор снова бьет вас по голове — сказочным эпилогом, где опять едят ягоды, и словами типа вот этих: "Потом будут говорить, что здесь был ад. А здесь была жизнь". И еще: "Человек темен и страшен, но мир человечен и тепел".

Нет, это все-таки не Кинг. Это нечто другое.

Мнение
Партнеры



Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.