Наукограды XXI века: монастыри или локомотивы?

55 лет назад, 24 июля 1956 года, пограничная с тверскими землями подмосковная Дубна получила статус города. Объединенный институт ядерных исследований, созданный в Дубне в том же году, превратил город в наукоград - специфически отечественное явление, когда жизнь и работа некрупного населенного пункта строится вокруг одного или нескольких высокотехнологических предприятий или научно-исследовательских центров. Наукограды стали символом советской науки в годы ее успехов и центром сосредоточения ее проблем после распада страны.

Константин Богданов, обозреватель "Военно-промышленного курьера", для РИА Новости.

55 лет назад, 24 июля 1956 года, пограничная с тверскими землями подмосковная Дубна получила статус города. Объединенный институт ядерных исследований, созданный в Дубне в том же году, превратил город в наукоград - специфически отечественное явление, когда жизнь и работа некрупного населенного пункта строится вокруг одного или нескольких высокотехнологических предприятий или научно-исследовательских центров. Наукограды стали символом советской науки в годы ее успехов и центром сосредоточения ее проблем после распада страны.

Монастыри науки

Советские наукограды строились "сверху", директивно. Невеликие научные и инженерные ресурсы собирались в одном месте и загружались работой, как хороший металлургический комбинат. В этом проявлялся плановый стиль командной системы, такой же, как в промышленности: концентрация производства и иерархия. Вокруг научно-инженерных центров возводили инфраструктуру, в первую очередь - стратегический ресурс советского периода: ведомственное жилье.

Этот подход, применявшийся централизованно, вполне работал. Отлаженный конвейер научных разработок и внедрения в производство был отлажен, как хорошие часы, и подстраивался под творческий ритм очень сильного поколения отечественных ученых и инженеров. На входе - государственная задача и государственное же обеспечение, на выходе - система внедрения (превращения технологии в инновацию).

Но именно эта изолированность центров научных компетенций, давшая результат в советской экономике, обернулась против них в 90-е годы. Вся национальная инновационная система в одночасье рухнула вместе с централизованными механизмами управления и распределения.

После 1991 года огромный архипелаг советских "почтовых ящиков" рассыпался. Те из городов, что по-прежнему "усердствовали над бомбой гробовой", получили статус закрытого административно-территориального образования и какое-никакое, а устойчивое финансирование. Другие, менее очевидно связанные с государевыми секретами и силами ядерного сдерживания, сразу были отправлены на вольные хлеба - вписываться в рынок.

И надо сказать, что отечественные наукограды, в отличие от заводов отечественной "оборонки", в целом удачно вписались в рынок. Сделано это было, правда, во многом за счет резкого повышения плотности рабочих связей с иностранными коллегами. Но интеллектуальному центру значительно проще "работать на экспорт", чем танковому или авиастроительному заводу. Кто-то уезжал, как недавние нобелевские лауреаты Гейм и Новоселов. Кто-то "челночил" между российскими и иностранными лабораториями, "сшивая" научные школы.

Исторически сложившаяся концентрация - чуть ли единственное, что в этих условиях помогало советским научным "башням из слоновой кости". Цепляясь друг за друга, составные элементы крупных научных центров выживали как могли. У кого-то это получалось, у кого-то - не очень.

В условиях катастрофы государственного социального обеспечения проще было тем, кто вписан в инфраструктуру крупного города и имел в связке или хотя бы под боком сильный естественнонаучный университет: например, широкопрофильному новосибирскому Академгородку, главной цитадели Сибирского Отделения Академии Наук и ровеснику нашего юбиляра Дубны.

А вот "голубым городам, у которых названия нет", раскинувшимся вокруг одного-двух профильных НИИ или НПО, приходилось сложнее. До известной степени они остались "монастырями науки", пока еще сохраняющими за своими стенами книжную премудрость, оберегая знания от общей деградации Темных веков. Но такое положение не может длиться бесконечно.


Страна-наукоград

Поддержка наукоградов - дело нужное и важное. Однако в нынешних условиях Россия не сможет отстроить полноценную работающую инновационную систему, опираясь на прежний "монастырский" подход. В особенности если углублять политику особых условий для наукоёмкого бизнеса по территориальному признаку.

Спасти наукограды как территории можно, например, за счет повышения бюджетного трансферта, но это не будет означать спасения отечественных высоких технологий как системообразующего элемента реальной экономики.

Отдельные льготы и права, естественно, допустимы и даже необходимы. В особенности на постсоветском централизованном наследстве, где вопрос адресной поддержки одного конкретного НИИ может легко превращаться в задачу обеспечения выживания целой отрасли отечественной науки.

Но все-таки в основе своей система поддержки передовых исследований и прорывных технологий должна носить всеобщий характер, завязанный не на территорию, закрытые списки учреждений или научные школы (пусть даже владеющие эксклюзивными компетенциями), а на формальный характер деятельности. Перефразируя Циолковского, можно сказать: "наукоград - колыбель инноватики, но нельзя вечно жить в колыбели".

Стране сейчас невыгодно плодить исключения из правил - и с точки зрения усложнения администрирования отрасли, и с точки зрения ограничений возможного полезного выхода для экономики. Имеющийся потенциал необходимо сохранить (возможно, и в индивидуальном порядке в качестве временных мер), но фундаментальные механизмы поддержки новых точек роста должны работать и для условной инновационной Дубны, и для условной столичной Москвы, и для усредненного областного центра.

И даже для глухих депрессивных райцентров, если там найдутся люди, готовые развернуть инновационный кластер. Это, кстати, не фигура речи. История американского Редмонда - провинциальной северо-западной "лесопилки", ставшей столицей корпорации Microsoft, говорит сама за себя.

Облегчение условий ведения бизнеса на науке, касающееся всех заинтересованных, а не только резидентов спецпоселений, могла бы подстегнуть и частную инициативу в сфере хайтека. Но в первую очередь это раскрутит весь дремлющий потенциал наукоградов на полную катушку - все-таки конкурентные преимущества сконцентрированных в одном месте научных кадров, накопленных технологических решений и сложившихся связей (в том числе международных) весьма высоки.

Действуя в общей логике помощи ученым и по общим облегченным правилам для хайтека, эти естественные корпорации вполне могут стать лидерами не только в чистых исследованиях, но и главными концентраторами внедренческого бизнеса, а также лидерами в продаже результатов. То есть опять, как и в советское время, "локомотивами роста", но уже на новой почве.

Именно так выросла в свое время калифорнийская Кремниевая долина - на безудержном росте технопарков Стэнфордского университета, готовых трудоустраивать выпускников тут же. А поток заказов и рост числа частных фирм в технопарках наукоградов создаст условия для поддержки и модернизации городской инфраструктуры, а значит и привлечения молодых кадров.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Мнение
Наверх
Авторизация
He правильное имя пользователя или пароль
Войти через социальные сети
Регистрация
E-mail
Пароль
Подтверждение пароля
Введите код с картинки
He правильное имя пользователя или пароль
* Все поля обязательны к заполнению
Восстановление пароля
E-mail
Инструкции для восстановления пароля высланы на
Смена региона
Идет загрузка...
Произошла ошибка... Повторить
правила комментирования материалов

Регистрация пользователя в сервисе РИА Клуб на сайте Ria.Ru и авторизация на других сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» при помощи аккаунта или аккаунтов пользователя в социальных сетях обозначает согласие с данными правилами.

Пользователь обязуется своими действиями не нарушать действующее законодательство Российской Федерации.

Пользователь обязуется высказываться уважительно по отношению к другим участникам дискуссии, читателям и лицам, фигурирующим в материалах.

Публикуются комментарии только на тех языках, на которых представлено основное содержание материала, под которым пользователь размещает комментарий.

На сайтах медиагруппы МИА «Россия сегодня» может осуществляться редактирование комментариев, в том числе и предварительное. Это означает, что модератор проверяет соответствие комментариев данным правилам после того, как комментарий был опубликован автором и стал доступен другим пользователям, а также до того, как комментарий стал доступен другим пользователям.

Комментарий пользователя будет удален, если он:

  • не соответствует тематике страницы;
  • пропагандирует ненависть, дискриминацию по расовому, этническому, половому, религиозному, социальному признакам, ущемляет права меньшинств;
  • нарушает права несовершеннолетних, причиняет им вред в любой форме;
  • содержит идеи экстремистского и террористического характера, призывает к насильственному изменению конституционного строя Российской Федерации;
  • содержит оскорбления, угрозы в адрес других пользователей, конкретных лиц или организаций, порочит честь и достоинство или подрывает их деловую репутацию;
  • содержит оскорбления или сообщения, выражающие неуважение в адрес МИА «Россия сегодня» или сотрудников агентства;
  • нарушает неприкосновенность частной жизни, распространяет персональные данные третьих лиц без их согласия, раскрывает тайну переписки;
  • содержит ссылки на сцены насилия, жестокого обращения с животными;
  • содержит информацию о способах суицида, подстрекает к самоубийству;
  • преследует коммерческие цели, содержит ненадлежащую рекламу, незаконную политическую рекламу или ссылки на другие сетевые ресурсы, содержащие такую информацию;
  • имеет непристойное содержание, содержит нецензурную лексику и её производные, а также намёки на употребление лексических единиц, подпадающих под это определение;
  • содержит спам, рекламирует распространение спама, сервисы массовой рассылки сообщений и ресурсы для заработка в интернете;
  • рекламирует употребление наркотических/психотропных препаратов, содержит информацию об их изготовлении и употреблении;
  • содержит ссылки на вирусы и вредоносное программное обеспечение;
  • является частью акции, при которой поступает большое количество комментариев с идентичным или схожим содержанием («флешмоб»);
  • автор злоупотребляет написанием большого количества малосодержательных сообщений, или смысл текста трудно либо невозможно уловить («флуд»);
  • автор нарушает сетевой этикет, проявляя формы агрессивного, издевательского и оскорбительного поведения («троллинг»);
  • автор проявляет неуважение к русскому языку, текст написан по-русски с использованием латиницы, целиком или преимущественно набран заглавными буквами или не разбит на предложения.

Пожалуйста, пишите грамотно — комментарии, в которых проявляется пренебрежение правилами и нормами русского языка, могут блокироваться вне зависимости от содержания.

Администрация имеет право без предупреждения заблокировать пользователю доступ к странице в случае систематического нарушения или однократного грубого нарушения участником правил комментирования.

Пользователь может инициировать восстановление своего доступа, написав письмо на адрес электронной почты moderator@rian.ru

В письме должны быть указаны:

  • Тема – восстановление доступа
  • Логин пользователя
  • Объяснения причин действий, которые были нарушением вышеперечисленных правил и повлекли за собой блокировку.

Если модераторы сочтут возможным восстановление доступа, то это будет сделано.

В случае повторного нарушения правил и повторной блокировки доступ пользователю не может быть восстановлен, блокировка в таком случае является полной.

Чтобы связаться с командой модераторов, используйте адрес электронной почты moderator@rian.ru или воспользуйтесь формой обратной связи.

Заявка на размещение пресс-релиза
Компания
Контактное лицо
Контактный телефон или E-mail
Комментарий
Введите код с картинки
Все поля обязательны к заполнению. Услуга предоставляется на коммерческой основе.
Заявка успешно отправлена