все новости

Маленький шарик с "усами" антенн: как создавался первый спутник

МОСКВА, 4 окт — РИА Новости, Анна Урманцева. Королев против Вернера фон Брауна. Это противостояние определило всю эпоху. Два гениальных конструктора, работающих по разные стороны холодной войны, пытаются вывести свою страну в лидеры космической гонки технологий. Это драматическое противостояние усугубляется тем фактом, что Вернер фон Браун является нацистом, увезенным в США в конце войны в рамках секретной программы "Скрепка". Согласно этой программе, все выдающиеся немецкие умы должны были вначале быть захваченными американской разведкой, а после подробных допросов снабжены новыми документами, "вычищающими" их прошлое.

Немецкий инженер Вернер фон Браун. 1958 год

Первый доклад аккуратно перевезенного фон Брауна Министерству обороны США (US Department of Defense) состоялся 12 мая 1946 года. Он назывался "Предварительная конструкция экспериментального космического корабля, вращающегося вокруг Земли." В этом сообщении говорилось, что ракета для запуска весом 227 килограммов для выхода круговую орбиту высотой около 480 километров может быть создана за пять лет, то есть к 1951 году. Советский спутник не смог бы стать первопроходцем, если бы военное ведомство США ответило на инициативу фон Брауна согласием. Однако американцы гораздо позже оценили прорывной потенциал его предложений.

Конструктор Сергей Королев

С советской стороны также шли доклады и обсуждения. Особенно горячее состоялось в марте 1954 года. Оно носило название: "Нужен ли науке искусственный спутник Земли?" На этом круглом столе присутствовали выдающиеся деятели советской науки: прикладной математик Мстислав Всеволодович Келдыш (организатор совещания), физик Петр Леонидович Капица, главный конструктор Сергей Павлович Королев. Было высказано много интересных соображений о будущих возможностях изучения ультрафиолетовых спектров звезд, уточнении движения Луны, осуществлении точных прогнозов погоды, изучении космических лучей и так далее. Однако дело представлялось очень дорогим — годовой бюджет Академии наук, как говорил Келдыш! И обсуждение зашло в тупик…

Главный конструктор Сергей Королев и Мстислав Келдыш на ХХ съезде КПСС

Спутник спас Петр Леонидович Капица: "Дело это совершенно новое, — сказал он, — здесь мы вступаем в область неизведанного, а это всегда приносит науке плоды, которые заранее нельзя предвидеть, но они обязательно будут. Искусственный спутник надо делать."

Одновременно собирали три спутника: один сложный, в виде конуса, с двенадцатью приборами на борту; другой — обитаемый, с камерой для собаки; ну а третий — простейший, ПС1. Никто не знал, какой именно спутник полетит первым.

Первый советский искусственный спутник Земли

Дизайн простейшего спутника долго не нравился Королеву.
— Почему, Сергей Павлович?

— Потому что не круглый! — эти загадочные слова главного конструктора долго потом вспоминал конструктор Евгений Федорович Рязанов, работавший тогда в ОКБ1 (ныне Ракетно-космическая корпорация "Энергия" имени С. П. Королева).

Второй искусственный спутник Земли

И вдруг срочное сообщение о том, что на совещании по координации запусков ракет и спутников, которое проходило в Вашингтоне, на 6 октября намечен американский доклад "Спутник над планетой!" Что это значит? Это название доклада или сообщение об успешном запуске?

Модель третьего советского искусственного спутника Земли

Решение было принято. Запускать простейший. И сдвинуть запуск на самую ближайшую дату, которую только можно было себе представить.

Фаза испытаний проходила в очень плотном режиме. "Простейшему" создавали "космические условия" из бытовых. Шли наощупь.

Первый советский искусственный спутник Земли

Сборщик первого спутника Юрий Силаев вспоминает:  "Взяли большую кастрюлю, налили спирт, бросили туда сухой лед, а когда он растворился, температура достигла —60°. Туда мы погрузили половину спутника, а вторую "жарили" двадцатью лампами накаливания до +50°. Через каждые 15–20 минут спутник резко переворачивали. Металл шипел, трещал, будто вот-вот лопнет! Испытания продолжались двое суток с небольшими перерывами для проверки работы химических источников питания и датчиков. Практически одновременно с этими испытаниями проходили испытания макета на вибростенде."

Контейнер первого искусственного спутника Земли
Теперь сигнал! Никто ведь не знал, как долго спутник сможет его транслировать, хватит ли мощности, кто сможет его поймать. Было сделано шесть вариантов передатчиков. Их устанавливали на самолеты, привязывали веревками к вертолетам, пытались поймать на Дальнем Востоке. Королеву сигнал очень понравился. И он спросил:

— А нельзя сделать, чтобы он какое-нибудь слово пищал?

Радисты Ленинградского радиоклуба принимают сигналы второго советского искусственного спутника земли

Сложно себе представить, что в это время великих людей и великих свершений никто толком ничего не знал, — сфера исследований была абсолютно новой. А ведь вопросы были фундаментальными! Правильно ли выбрана траектория полета? Где границы атмосферы? На какую высоту поднимется спутник? Сможем ли мы услышать сигнал? Все расчеты велись на бумажках, ЭВМ практически не использовалась. Считали вручную до четвертого знака после запятой, а ведь хорошо бы до шестого, — говорил Королев! Мерзли, не спали, голодали, заболевали…

Но, ровно 60 лет назад, 4 октября 1957 года, в 22 часа 31 минуту по московскому времени все перипетии и сложности были мгновенно забыты, так как с орбиты послышалось: "Бип-бип!"