Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Щит России:

как Петр I восстановил крупнейшую в мире кирпичную крепость

Под руководством Петра I по всей стране было возведено немало крепостей. Одной из площадок для воплощения новаторских идей императора стал «город-щит» России – Смоленск. Его крепость на протяжении веков защищала западные рубежи государства. Петр ожидал, что и в Северной войне город на Днепре может сыграть важную роль – не дать шведам прорваться к Москве.

Однако эту крепостную стену реформатор не стал переделывать на западный манер. Он использовал традиции русской фортификации, эффективно объединив их с новаторскими решениям своей эпохи. Почему Петр I сохранил 100-летнюю стену и как ее укрепил в соответствии с современными тенденциями, корреспонденту РИА Новости рассказали специалисты музея «Смоленская крепость».

Задача новой фортификации – сохранить старое

В годы Северной войны перед Петром I стояла задача укрепить рубежи государства. Смоленск как важный стратегический пункт имел большое значение в обороне страны. Однако, как рассказал старший научный сотрудник музея Сергей Александров, городская крепость была в плачевном состоянии. Защитную стену никто не восстанавливал около полувека, с тех пор, как Смоленск снова стал частью России после очередного русско-польского противостояния. Петр стал первым, кто провел ее масштабный ремонт.

В 1692 году император направил в Смоленск подмастерье Гуру Вахрамеева. Он сделал опись крепости и составил смету, в которой указал количество самых важных материалов. И если кирпича было достаточно в самом городе, где было развито его производство, то белый камень и известь привозили либо из Ржевского уезда, либо из Подмосковья. Благодаря этому ремонту удалось полностью восстановить обороноспособность крепостной стены.

Вид Смоленска времен Петра I. Изображение с иконы святых Аврамия и Меркурия Смоленских
Вид Смоленска времен Петра I. Изображение с иконы святых Аврамия и Меркурия Смоленских

По словам директора музея Сергея Пиляка, несмотря на то, что многие крепости Петр перестраивал или возводил по своему проекту, Смоленскую стену император сохранил полностью, приказав ремонтировать ее по старым традициям. Новые цитадели императора возводили из земли и иногда дерева, но эту крепость восстанавливали в ее оригинальном материале – кирпиче. До сих пор Смоленская кирпичная крепость – крупнейшая в мире из уцелевших, длиной порядка шести километров.

«Смоленскую крепость Петр приказывал ремонтировать так, как она была построена изначально, – по старым образцам. В некоторых местах приходилось даже заново по ним строить. Это не имеет аналогов. Петр имел к кремлевским стенам и башням известное предубеждение. Но здесь он ничего не поменял. Да, появились дополнительные рубежи, но вот кирпичная стена, которая до сих пор сохранилась почти наполовину, при Петре укреплялась как раз по старым лекалам», – пояснил Сергей Пиляк.

По мнению специалиста, возможно, это было некой военной хитростью Петра I. Смоленская крепость очень большая, и если применять какие-то новые решения, но не реализовывать их на всей крепости сразу, враг быстро увидит старые и слабые места, которые можно легко атаковать.

Также, по его словам, крепость охватывает территорию 2,03 км² – для сравнения это чуть больше площади государства Монако. Поэтому с учетом такого масштаба перестраивать ее было бы слишком затратно. По мнению Пиляка, проще было действительно, сохранив старый фасад, расширить рубежи обороны – чем Петр и занимался.

Новое время требует новых решений

Сам император впервые побывал в Смоленске и осмотрел его стены 21 августа (новый стиль – 31 августа) 1698 года, когда над страной нависла угроза новой войны. Со времени строительства Смоленской стены усовершенствовалось оружие, увеличилась дистанция огневого боя, модернизировалась тактика военных действий. Перед Петром I встала задача дополнительно усилить крепость в соответствии с требованиями современной фортификации.

«С 1698 по 1711 год Петр побывал в Смоленске, по нашим последним подсчетам, четырнадцать раз. Он всегда лично осматривал его стены. Во время первого приезда в город император обошел всю крепость по периметру, проверяя ее состояние и готовность к будущей войне», – отметил Сергей Александров.

В то время в Европе главенствовала бастионная система укреплений – пятиугольных оборонных сооружений. Благодаря такой форме вся стена просматривалась и простреливалась, а у основания не оставалось слепых зон, где бы мог прятаться противник. Следующий мировым тенденциям, Петр I велел создавать такие укрепления в Смоленске.

План Смоленской крепости 1795 года
План Смоленской крепости 1795 года

Так, перед крепостными башнями стали возводить бастионы, которые бы защищали подступы к стене. Как объяснили специалисты музея, таким образом город получил дополнительную защиту – противнику пришлось бы последовательно разрушать каждую линию обороны, неся при этом потери.

На момент реконструкции у смоленской крепостной стены уже был дополнительный рубеж обороны, подчеркнул специалист музея Дмитрий Балыбин. Это земляной Литовский вал, который был возведен еще во времена Ивана Грозного. Кирпичная стена, которая была построена позднее, повторяет геометрию этого вала – между ними небольшое расстояние порядка двадцати метров.

Кажется, что земляные укрепления не эффективны по сравнению с каменными. Однако, как пояснили специалисты музея, для того времени это было лучшим решением. Пушечные ядра, особенно большого калибра, могли серьезно повредить или сразу разрушить каменную кладку. Земляные же бастионы были более устойчивы к обстрелу, а ямы от снарядов можно было быстро засыпать. Такое укрепление могла уничтожить только долгая, методичная бомбардировка.

«Такие же делали в Италии с XIV века, а у нас в стране с конца XVI. Но Смоленск получил такую систему укреплений именно при Петре», – рассказал Дмитрий Балыбин.

Еще одним новшеством Петра и дополнительным рубежом обороны Смоленской крепости был гласис. Это пологая земляная насыпь, которая возводилась перед наружным рвом крепости. Ширина гласиса достигала 50 метров, высота – двух. Небольшой склон насыпи делал незаметным для противника проход за ней. Так, это позволяло перемещаться или провозить оружие снаружи крепости. Благодаря тому, что гласис был массивным, разбомбить его было невозможно, а обстреливать врага из-за него – удобно.

Бастионы Смоленска как исключение для петровской фортификации

Комплексное строительство фортификационных сооружений как системы в Смоленской крепости применялось впервые. Однако два отдельных бастионных укрепления на тот момент в городе уже были. Их построили поляки на месте взорванных в ходе сражений башен, пока Смоленск был в составе Речи Посполитой. Так, они возвели земляную Королевскую крепость и вал, позднее названный Шейновым бастионом.

По словам специалистов, их состояние на тот момент уже не соответствовало требованиям современных укреплений. Царь взялся за полную реконструкцию бастионов, фактически построив их заново. Учитывая, что изначально их возвели поляки, можно считать, что Петр стал первым в России, кто построил отдельные бастионы. Так император вновь выступил как новатор военного дела – не только для Смоленской крепости, но и фортификации страны в целом.

Шейнов бастион. Фрагмент плана Смоленской крепости 1778 года
Шейнов бастион. Фрагмент плана Смоленской крепости 1778 года

«У нас в стране старались все-таки обеспечить какое-то единообразие. То есть если строить крепость из кирпича, то целиком, если возводить бастионы, как, например, в Петропавловской крепости, то со всех сторон. А тут, на этом месте, появляется вот такая вот земляная вставка», – отметил Сергей Александров.

Тогда Шейнов бастион оформили, сделав из него полноценное многоугольное земляное укрепление. Он получил второе название – крепость Ковалье. Внутри бастиона был так называемый кавальер – огороженная, защищенная от расстрела площадка. Там можно было содержать небольшой гарнизон.

Сейчас, глядя на эти остатки земляной насыпи, трудно представить себе, что когда-то она была серьезным препятствием для противника. Но, как объяснил старший научный сотрудник музея Сергей Александров, укрепленная и обновленная Петром преграда в более позднее время осела, холм порос травой и деревьями и, предположительно в целом потерял свою форму, так как мог быть засыпан землей.

Сравнение Смоленской крепости в начале XVII и начале XVIII века
Сравнение Смоленской крепости в начале XVII и начале XVIII века

Внекрепостная оборона Смоленска – новое и проверенное временем старое

Еще одним из важных нововведений Петра I в Смоленской крепости стал кронверк. Это понятие в русском языке объединило два немецких слова: kroon – корона и werk – крепость.

Кронверк построили в Заднепровье. Крупное земляное укрепление длиной в 2,5 километра и высотой до шести метров защищало уязвимое место города со стороны реки. Как объяснил Сергей Пиляк, все остальные части Смоленской крепости находятся на рельефной местности, а со стороны реки дополнительной защиты для стены не было.

Кроме того, новая земляная крепость защищала Заднепровский посад – часть города, где жили ремесленники и торговцы. С противоположной стороны реки тогда проходили самые оживленные дороги, в том числе та, которая вела к Московскому Кремлю. То есть Петр таким образом еще создал площадку для обстрела всех, кто мог проходить по правому берегу Днепра.

Заднепровский кронверк
Заднепровский кронверк

Однако не всегда царь использовал достижения нового времени в своей фортификации. Так, опасаясь угрозы от шведов на пограничной области, западнее Смоленска, он впервые для себя прибегнул к хорошо зарекомендовавшей себя в истории России засечной черте. Она должна была закрыть беспрепятственный проход для неприятеля напрямую через Смоленск в Москву. До Петра I такие преграды строили только на южных рубежах, для защиты от набегов татар.  

Это оборонительное укрепление представляло собой непроходимые лесные завалы и частоколы, в которых сооружались охраняемые проходы. Все строительство было возложено на жителей городов и прилегающих деревень. По линии засек сооружались небольшие крепости, из которых позже возникли многие города.

Так, в 1706 году Петр приказал инженеру Василию Кормчину построить засеку от Пскова до Чернигова. Местом сбора на строительство был город Смоленской области Дорогобуж – отсюда засека уходила на север и юг, протяженностью около 700 километров.

Засечная черта Смоленск-Брянск, 1706 год
Засечная черта Смоленск-Брянск, 1706 год

«Мы понимаем, что Петр Первый – новатор по душе. Но когда возникла задача оградить западные рубежи, то он взял ту технологию, которая зарекомендовала себя еще за многие столетия до его рождения. То есть в этом случае Петр не гонится за новым, как часто бывает у эффективных менеджеров, а проявляет себя как нормальный русский мужик – он понимает, что в данном случае надо сделать по старинке и это тут хорошо сработает. Для каждой конкретной проблемы он искал решение не только в будущем, но и в прошлом. То есть он тем самым объединял и традиции, и новаторство», ­– отметил Сергей Пиляк.

Такие масштабные укрепления в итоге не были проверены в бою – в этот раз война обошла Смоленск. В 1708 году русская армия не допустила шведов в пределы России. Петр, находившийся в городе несколько месяцев, вместе с войском вышел к деревне Лесной на западном фронте, где разбил корпус генерала Адама Левенгаупта. Царь с триумфом вернулся в Смоленск, где и прошла торжественная церемония в честь победы русской армии над шведскими войсками.

После, вплоть до генерального сражения Северной войны – Полтавской битвы – в 1709 году, Смоленск был базой снабжения русской армии: тут была уже укрепленная крепость, склады, арсеналы, хорошая дорога. Смоленская крепость при Петре стала щитом, за которым можно было укрыться. Это был крупный торговый город, где были все необходимые для армии товары, а также место пересечения важных путей.

«В этом плане Смоленск оказался совершенно бесценным ресурсом, и Петр это увидел, признал, и он это использовал», – заключили музейные исследователи.

 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала