Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Джоанна Стингрей: в СССР я встретила любовь и свободных людей

CC BY-SA 4.0 / Dmitry Rozhkov / Joanna and Madison Stingray in Moscow 2019 / Cropped imageДжоанна Стингрей на презентации книги "Стингрей в стране чудес" в Москве
Джоанна Стингрей на презентации книги Стингрей в стране чудес в Москве
Американская писательница и музыкальный продюсер Джоанна Стингрей представила в Москве вторую книгу мемуаров "Стингрей в Зазеркалье", посвященную ее жизни в советском Ленинграде и общению с представителями музыкального андеграунда — Борисом Гребенщиковым, Виктором Цоем, Сергеем Курехиным и другими. В интервью корреспонденту РИА Новости писательница рассказала, почему она осталась за железным занавесом и что ей не хватает в современной России.
Стингрей впервые приехала в Ленинград в 1984 году, где познакомилась с Борисом Гребенщиковым, Виктором Цоем и другими звездами ленинградского андеграунда. Благодаря Стингрей, западный мир узнал о русском роке и услышал его. Американская певица стала продюсером легендарного альбома Red Wave: Four Underground Bands from the USSR с композициями четырех рок-групп : "Кино", "Аквариум", "Алиса" и "Странные игры". Альбом вышел в 1986 году в Америке и Канаде. 20 июня 1992 года в Лужниках Джоанна Стингрей участвовала в концерте памяти Виктора Цоя. Она была замужем за гитаристом группы "Кино" Юрием Каспаряном, а после — за барабанщиком группы "Центр" Александром Васильевым, от которого родила дочь Мэдисон.
— Джоанна, в марте вы представили в Москве первую часть своих мемуаров "Стингрей в стране чудес", через полгода вышла вторая книга — "Стингрей в Зазеркальe". Почему не писали раньше, ваш удивительный опыт жизни американки в застойном СССР, общение с культовыми ленинградскими музыкантами Гребенщиковым, Цоем, Курехиным просто просились на страницы романа?
— Вы знаете, наверное, должно было пройти время, чтобы посмотреть на все со стороны. Я уезжала из России в 1996 году, этот мой период остался в прошлом, началась американская жизнь. Я долго не общалась с русскими друзьями-музыкантами, максимум один-два раза в год звонок от Саши Липницкого (бывший музыкант группы "Звуки Му") с сообщением о смерти кого-то из друзей, когда я слышала в трубке его голос, у меня сразу шли мурашки по коже,— кто-то опять умер. А потом появился интернет, социальные сети, я нашла Гребенщикова на Facebook, Алекса Кана, который стал переводчиком моих книг, других друзей. Мы возобновили общение. Cейчас Борис часто мне пишет, шлет фотографии или видео. Когда мы нашлись, нахлынули воспоминания.
Юрий Каспарян и Джоанна Стингрей
Американка за железным занавесом. Джоанна Стингрей рассказала о роке в СССР
Я всегда хотела написать книгу, чтобы описать все, что со мной случилось, или хотя бы издать альбом фотографий, у меня огромный фотоархив того периода, но все как-то не складывалось. Мне нужно было найти человека, который помог бы мне написать. Я нашла такого человека, но то, что он написал, было какое-то безжизненное. Моя дочь прочитала и сказала, что она может написать лучше, я сказала: "Пиши". Так появилась сначала первая книга, потом вторая.
— А третья будет?
— Да, я хочу выпустить книгу, где будут фотографии и мои интервью с Цоем, Гребенщиковым и другими ребятами. У меня тысячи фотографий, когда я разместила на сайте часть из них, поняла, что русским это интересно. Мне писали письма, множество комментариев.
— Ваша дочь Мэдисон ощущает в себе русские корни, гены не заговорили в процессе написания книги? Она общается с отцом?
— Отец мой дочери Мэдисон Александр Васильев (барабанщик группы "Центр") живет в Америке. Они не часто общаются лично, два-три раза в год, в основном переписываются в сетях по-английски, по-русски он с ней не говорит. А я-то думала, если она будет знать русский, сможет работать в будущем в России, но это такое опасное место (смеется).
CC BY-SA 4.0 / Dmitry Rozhkov / Joanna and Madison Stingray in Moscow 2019 / Cropped imageДжоанна и Мэдисон Стингрей на презентации книги "Стингрей в стране чудес" в Москве
Джоанна и Мэдисон Стингрей на презентации книги Стингрей в стране чудес в Москве
Джоанна и Мэдисон Стингрей на презентации книги "Стингрей в стране чудес" в Москве
— Мэдисон впервые побывала в России на презентации вашей книги в марте в Москве?
— Нет, полтора года назад мы c дочерью были в Европе, она сказала, что хочет поехать в Россию. Мы приехали в Санкт-Петербург, где встретились с Гребенщиковым. Они с Борисом много философствовали, она была совершенно очарована им. И вот тогда в Питере Мэдисон сказала мне: "Ты знаешь, я сейчас чувствую, что я русская". Пару дней назад она выпустила лирическую песню Muse, посвященную Виктору Цою. В процессе написания книги она смотрела видео с Виктором и очень расстраивалась, что ей не доведется пообщаться с ним лично.
— Кто вам сообщил о гибели Цоя? Вы помните этот день?
— Я спала, среди ночи зазвонил телефон и мне зачитали телеграмму. И больше я не помню ничего. У меня есть фотография с Витиных похорон, но я не помню, как я туда попала. Мы с друзьями потом никогда не говорили о его смерти, слишком тяжело это вспоминать.
Джоанна, а что вы тогда, в далеком 1984 году нашли для себя в "зазеркальном" Ленинграде, чего у вас не было в благополучной Америке? Любовь?
— И любовь тоже. Но не только. Я жила в самой свободной стране и приехала в самую закрытую страну, где познакомилась с рок-музыкантами, выдающимися личностями. И вот эти русские музыканты внутренне были гораздо свободнее, чем мы в Америке, и эта свобода была им дороже денег.
В Америке же все идет по плану, а тут ты просыпаешься утром и решаешь, что нужно пойти к другу, телефона у него нет, ты просто приходишь, а он говорит: "Заходи". Помню, на мосту на Невском проспекте танцевали какие-то люди, я увидела женщину внушительной комплекции в сексуальном платье, которая, судя по наряду, совершенно не стеснялась своей полноты, она не комплексовала по поводу веса, как мы, американки.
— Когда развалился СССР, что вы почувствовали, вы помните этот момент?
— В 1991 году я была в России, помню, как Горбачев сказал по телевизору, что CCCР прекращает свое существование, он уходит с поста президента.
Моим друзьям всегда было неважно, кто был генсеком или президентом. Они хотели гастролировать в Европе и Америке, ездить по миру, но они не знали то, что знала я. Коммунизм закончился, а дальше будет трудная дорога. Люди вокруг меня хотели быть свободными, как в Америке, но они не понимали, какую мы платим цену за эту свободу. У вас не было ипотеки и кредитов, одна только свободная душа. Но я знала, что капитализм принесет очень много проблем.
— Современная Россия не так привлекательна для вас?
— Сейчас Москва и Петербург – это такие же города, как Париж или Нью-Йорк, все вроде есть, но я очень по многому из того времени скучаю.
— Современные российские музыканты не дотягивают до монстров советского рока? Вам нравятся какие-то исполнители?
— Я не могу ничего сказать по поводу нового русского рока, поскольку я его совсем не знаю. Но в целом в Америке такая же ситуация, очень мало мощных творческих личностей, сейчас артисты в большинстве своем это продюсерский продукт. Им пишут песни, создают образ, на студии на компьютере все можно нарезать и исправить при сведении песни. Если мой первый муж Юра Каспарян по 20 раз перепевал песню, чтобы ее записать, то дочь сейчас на студии записала все с трех дублей, а дальше уже дело техники.
— В конце 80-х вы участвовали в популярной передаче "Музыкальный ринг", где спели песню о мире, о том, что американцы и русские должны протянуть друг другу руки. Прошло 30 лет, и ничего не изменилось, песня по-прежнему актуальна – санкции, противостояние. Вы, как человек, которому многое известно изнутри, доверяете тому, что пишет американская пресса о России?
— Нет, СМИ я не особенно верю. Знаете, вот сейчас говорят, что идет вторая холодная война, но по сравнению с первой есть существенная разница. Пресса может врать, но есть интернет, люди общаются друг с другом, обмениваются мыслями, новостями. И между простыми американцами и русскими много общего, несмотря на разницу менталитетов. Американцы любят смотреть российские ролики с дорожными происшествиями и казусами. Идет женщина, ее задевает грузовик, она падает, встает и идет дальше. Американцами совершенно непонятно, как такое возможно? Почему она не звонит в полицию?
— В 1993 году вы снялись в российском фильме "Урод" вместе с Никитой Высоцким, вы знали, чей он сын? Был ли Владимир Высоцкий вашим кумиром в те годы?
— Конечно, я знала творчество Высоцкого, и я понимаю, почему он так важен для вас, но мне ближе песни Саши Башлачева, он один из самых важных для меня людей в тот период.
— Вы смотрели фильм Кирилла Серебренникова "Лето"?
— Да. Для человека, который не знал этого мира, наверное, это достойный фильм. Снят хорошо, с выдумкой, интересные музыкальные номера-вставки.
© Hype Film / KinoVista (2018)Кадр из фильма "Лето"
Кадр из фильма Лето
Кадр из фильма "Лето"
— Но вам в душу не запал?
— Понимаете, для меня самый большой проблемой было то, что у актера, который играл Цоя, отсутствовала сумасшедшая Витина энергетика. Гребенщиков похож, Майк Науменко тоже, а Цоя я не могла воспринимать. Вторая проблема, что сюжет этого фильма фантазийный, история искажена. То, что Майк был наставником Цоя, это неправда, им был Борис Гребенщиков. У меня есть интервью Цоя, где он об этом прямо говорит.
— Не хотели бы, чтобы в России или в Америке сняли бы фильм по вашим мемуарам, а вы бы сыграли себя. Сидите вы, допустим, в Лос-Анджелесе и вспоминаете те безумные годы?
— Почему нет, хотела бы. Неважно, где снимут этот фильм. Но я думаю он должен быть совместным – русский режиссер и американское финансирование и продюсирование.
Рекомендуем
Мужчина в противогазе в Лондоне
В британской разведке назвали версии возникновения коронавируса
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала