Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Игорь Зарахович: броневик "Тайфун" для российской армии подешевел на треть

© Фото : пресс-служба "Ремдизеля"Главный конструктор предприятия "Ремдизель" Игорь Зарахович
Главный конструктор предприятия Ремдизель Игорь Зарахович
Российская компания "Ремдизель" специализируется на проектировании и производстве бронеавтомобилей. На протяжении многих лет российская армия успешно эксплуатирует машины семейств "Тайфун", "Торнадо" и "Выстрел", которые строятся на этом предприятии в Набережных Челнах. Главный конструктор "Ремдизеля" Игорь Зарахович рассказал в интервью корреспонденту РИА Новости Ивану Сураеву о последних модификациях "Тайфуна", основных проблемах в области импортозамещения и продвижении продукции компании на экспорт, а также о том, каким будет российский бронеавтомобиль будущего.
— Игорь Михайлович, какие новые автомобили семейства "Тайфун" разрабатывает сегодня "Ремдизель"?
У нас реализуется программа автомобиля К63968 "Тайфун" 6х6 – машина принята на вооружение. Сегодня они применяются в различных подразделениях, в том числе военной полицией в Сирии, у этой машины самый большой совокупный пробег из всей линейки. Пока не планируем разрабатывать какие-либо новые ее модификации, но могу сказать, что ей интересуются связисты, потому что у нее очень большой заброневой объем и хорошая грузоподъемность, то есть на них удобно размещать штабные связные комплексы.
Другая наша разработка – автомобиль 4х4 К53949. Сегодня этот "Тайфун" применяется в Сирии и собирает отзывы по эксплуатации, по результатам которой мы сможем совершенствовать эту машину. Самое главное отличие этого автомобиля от аналогичных разработок других предприятий – противоминная и противопульная защита. Здесь основная задача – сохранить жизнь экипажа при подрыве машины на противотанковой мине и при обстреле. Броня "Тайфуна" защитит экипаж от обстрелов бронебойными боеприпасами.
На его базе мы сегодня делаем две модификации – противоминный трал, а также машину наблюдения.
На этом же шасси мы сделали санитарный бронеавтомобиль "Линза", который отличается двухместной кабиной (у основной модификации кабина на 10 мест). На ней установлен модуль для перевозки раненых. По этой машине мы получили литеру "О1" и в этом году делаем первую партию, которая пойдет в войска.
Она прошла весь цикл испытаний, предусмотренный контрактом на опытно-конструкторскую работу, сейчас мы ждем ее принятия на вооружение. "Линза" делалась по конкретному тактико-техническому заданию Минобороны РФ, которое прорабатывалось совместно с медицинской службой МО РФ.
Следующая машина этого семейства – К4386 "Тайфун-ВДВ". Надеюсь, до конца года ее госиспытания завершатся, и она получит литеру "О1".
© Фото : пресс-служба "Ремдизеля"Бронеавтомобиль К 4386 "Тайфун-ВДВ"
Бронеавтомобиль К 4386 Тайфун-ВДВ
Бронеавтомобиль К 4386 "Тайфун-ВДВ"
— Каковы ее особенности помимо способности десантироваться?
В первую очередь – это оптимальное соотношение снаряженной массы к заброневому объему, машина безрамная, у нее несущий корпус, связи с этим она ниже тех же моделей К53949. У нее больше грузоподъемность, при этом она меньше весит, также у нее низкий центр масс, что в принципе обеспечивает машине неплохую динамику, устойчивость и большую проходимость.
На ее базе уже разработано много различных модификаций. Самая первая из них это "Набросок" — 82 мм самоходный миномет, она была представлена на форуме "Армия-2019".
Кроме того, мы сделали машину управления огнем для артиллерии ВДВ "Завет". Она должна управлять "Наброском". Данную работу сейчас ведет Пензенское научно-производственное предприятие "Рубин". Она находится на стадии завершения.
Другая машина линейки, которая наиболее отличается от базового "Тайфуна", мобильный постановщик минных заграждений "Клещ". У него двухместная кабина, сзади установлена грузовая платформа для перевозки контейнеров с минами.
По просьбе Минобороны мы пошли по пути удешевления "Тайфуна", и нам удалось снизить стоимость машины примерно на 30% за счет некоторых изменений: замены гидропневматической подвески на пружинную, упрощение электронных систем, которые в принципе не всегда нужны. Чтобы пользоваться автомобилем с продвинутой электроникой, нужен высококвалифицированный специалист, а на все типы машин много таких кадров не подготовить. На базе этой "упрощенной" версии мы сделали машину для 12 Главного управления Минобороны РФ, отвечающего за ядерно-техническое обеспечение и безопасность. Машина предназначена для сопровождения колонн с ядерным оружием. Этот автомобиль прошел заводские испытания и получил литеру "О". Также на базе этой "упрощенной" версии мы разработали машину технической разведки, ждем начала госиспытаний.
Кроме того, совместно с ижевским предприятием "Купол" мы сделали на этом шасси машину "Тайфун-ПВО" специально для участия в конкурсе "Чистое небо" Армейских международных игр, который прошел в Китае. Они были изготовлены в рекордные сроки – за четыре месяца.
Нужно добавить, что шасси 4386 – наиболее "российская" машина семейства. Мы постарались применить в ней по максимуму российские комплектующие и найти как можно больше российских компаний, готовых разработать замену зарубежным системам.
— Какие системы до сих пор приходится закупать за рубежом?
Есть детали, которые в принципе никогда не производились в России. Например, мы пытались поставить на "Тайфун" одну российскую, сделанную в Челнах деталь двигателя, но после трех случаев, когда она просто без понятных причин ломалась, стало понятно, что нам придется вернуться к импортной.
Как интегратор мы не можем заниматься мелкими подсистемами – потратить пару лет на разработку какого-то комплектующего изделия, когда нам нужно работать собственно над автомобилем, просто неразумно. Каждое предприятие должно специализироваться на чем-то основном, наша специализация это спроектировать из доступных подсистем и того, что мы умеем делать сами, полноценный защищенный автомобиль.
Кроме того, в России никто не делает еще ряд систем для грузовых автомобилей и мы вынуждены обращаться к импортным деталям. То же самое можно сказать и про электронику.
Есть и положительные примеры – мы нашли российского поставщика гидропневматических подвесок, который согласился разработать такую систему для К4386, которую мы раньше закупали за рубежом, и она работает ничем не хуже, а иногда даже надежнее, чем импортная.
Еще одно направление импортозамещения – работа с поставщиками, которые раньше были иностранными, но организовали производство в России. Есть компании, которые несмотря на все политические сложности готовы адекватно взаимодействовать с нами.
Завершая тему "Тайфунов", хотел бы сказать, что мы также думаем над созданием гражданской версии этого бронеавтомобиля. Машина сама по себе управляется легко, по сравнению с аналогами – почти как легковой автомобиль, ездить на ней одно удовольствие.
© Фото : пресс-служба "Ремдизеля"Бронеавтомобиль К 53949 "Тайфун"
Бронеавтомобиль К 53949 Тайфун
Бронеавтомобиль К 53949 "Тайфун"
— Какую сферу применения вы для нее видите?
Учитывая, что это автомобиль высокой проходимости, его можно будет использовать в сложных климатических, неблагоприятных условиях, в том числе в Арктике.
— Какие модификации бронемашин семейства "Торнадо" сегодня разработаны?
На сегодняшний день существует четыре версии этого автомобиля, две 6х6 и две 8х8. На этом шасси уже устанавливается зенитный ракетно-пушечный комплекс "Панцирь-СМ", который вы могли видеть на "Армии-2019".
— Есть ли развитие у автомобилей семейства "Выстрел"?
Это очень старый проект, в мире бронеавтомобилей эта машина даже не Lada Kalina, а "копейка". Сделана полностью из российских комплектующих на камазовских агрегатах, у нее неплохой класс защиты. К тому же, это самый дешевый из всех бронеавтомобилей, которые мы делаем на "Ремдизеле".
Несколько раз мы уже думали, что этот автомобиль старый и никому уже не нужен, но периодически его снова заказывают. Естественно, есть вопросы по эргономике, удобству эксплуатации: у нас были мысли его модернизировать, сделать "Выстрел-2" полностью из российских агрегатов без высокотехнологичных импортных систем, но пока это тоже вопрос финансирования и загрузки конструкторской службы.
— Какие принципиально новые бронеавтомобили проектируются сегодня специалистами "Ремдизеля"?
Новые машины мы проектируем чисто из своего творческого интереса, расходуя трудоемкость наших конструкторов (смеется). У нас много идей, но в определенный момент фантазию нужно остановить и перейти в практическое русло.
Мы и так уже создали много машин, которые нужно развивать и совершенствовать. Очень много работы по сопровождению серийных изделий, их совершенствованию, увеличению надежности, снижению стоимости, улучшению простоты изготовления и обслуживания и, конечно же, импортозамещению.
Если у Минобороны появится интерес или у нас будут свободные деньги и время, то мы с удовольствием достанем один из наших безумных рисунков и начнем воплощать его в железе.
— Чем будут отличаться эти перспективные бронеавтомобили от производимых сегодня машин?
Здесь нужно отталкиваться от назначения машины. Если речь идет об автомобилях, которые мы делаем для перевозки личного состава, в первую очередь самыми важными для них качествами, на мой взгляд, являются защищенность, надежность и проходимость.
Должны улучшаться эксплуатационные характеристики – не секрет, что весной и осенью у нас в стране бывает грязно и мокро, и тяжелый автомобиль может легко потерять подвижность, поэтому новая машина однозначно должна быть легче 10 тонн, если речь идет о четырехколесной платформе, в идеале 6-7 тонн.
Для этого автомобиль должен быть минимальных размеров. Чтобы обеспечить оптимальные габариты, массу и защищенность, мне представляется, что машина нового поколения должна быть четырех или пятиместной.
Кроме того, мы поняли, что заводские и государственные испытания не всегда выявляют проблемы техники: иногда они проводятся в более "нежном" режиме, чем следовало, иногда просто не очень хочется выявлять какие-то недостатки. Мы сейчас хотим изменить эту концепцию, чтобы сразу после создания новая техника переживала максимальную нагрузку в предельно жестких режимах, мы должны сломать все, что только можно сломать. Лишь тогда мы сможем сказать, что она готова к госиспытаниям. Мы планируем построить в Набережных Челнах полигон, где мы сможем проводить испытания в режимах, приближенных к реальной эксплуатации.
Второй способ, благодаря которому мы смогли бы заранее выявить изъяны автомобилей – участвовать в максимальном количестве соревнований, потому что соревновательный режим заставляет водителя выжимать максимум из машин.
Многие говорят, что так открыто показывать работу техники опасно, ведь от этого может пострадать репутация компании, ведь есть шанс, что она может сломаться во время трансляции, которую будут смотреть тысячи человек, но зато мы сможем узнать, над чем еще нужно продолжать работать.
Любая техника в принципе подвержена поломкам. Даже в "Формуле-1" машины ломаются, и никто не делает из этого трагедии. Поломки машины это единственный способ узнать, над чем еще надо работать, чтобы совершенствовать конструкцию, любая выявленная своевременно поломка это прогресс.
В конце концов, мы избежим таких проблем в реальной боевой ситуации. Когда техника ломается в ходе соревнований, это очень сильно расстраивает, но когда такие же проблемы происходят в боевой обстановке, кто-нибудь может погибнуть, чего допускать нельзя, ведь задача этих машин – сохранять жизни.
— Насколько успешно идет продвижение машин "Ремдизеля" на экспорт? В какие страны сегодня поставляется ваша техника?
Мы представляли в 2017 году образец на выставке IDEX в Абу-Даби. Безусловно, интерес был, но надо понимать, что участие в зарубежных выставках – это очень дорого, поэтому мы должны быть уверенными, что презентация наших машин будет иметь практические результаты.
Традиционно интерес к нашей технике проявляют страны Ближнего Востока, Африки, СНГ. В этом году заметно вырос интерес у стран Латинской Америки. На "Армии-2019" мы попали в объектив испаноговорящих ТВ-каналов.
Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала