Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

 

«Здесь была перестрелка»

Репортаж из разведпохода поискового отряда в Подмосковье

Александр Чернышев

Немцы наступают по дороге. Наши укрылись в окопах и отстреливаются. Снайпер метким выстрелом убил фрица, а позже сам попал под минометный обстрел. Хотя Великая Отечественная война давно закончилась, земля все еще может о ней рассказать. Окоп, гильза, останки бойца — по таким находкам поисковики по крупицам восстанавливают картину событий, дополняя данные военной документации и возвращая родным память о подвиге их предков.

Корреспондент РИА Новости отправился с поисковым отрядом «КитежЪ» на разведку в Одинцовский район Подмосковья, чтобы узнать, какие секреты хранят здешние леса.

«Воронка, окоп, могила или просто яма»

Ровно в 10:00 поисковый отряд «КитежЪ» выдвигается на разведку. Восемь человек в зеленом камуфляже, вооруженных металлоискателями, лопатами, рациями и свистками для связи, не смутил ни ранний подъем в воскресенье, ни апрельский мокрый снег.

Участники поискового отряда КитежЪ
Участники поискового отряда «КитежЪ»

— Задача — осмотреть северную опушку леса близ деревни Андрианково, — дает вводные командир отряда Антон Кузнецов. — Двигаемся вдоль поля, по ходу отклоняемся для осмотра поляны в глубине леса. В районе дач выходим на дорогу, по ней возвращаемся на исходную. По пути ведем площадной поиск военных объектов. Копаем только по большим сигналам, иначе до вечера не вернемся. Связь — по рации и с помощью свистков.

Начинаем движение. Место разведки выбрано не случайно.

— Военная документация в открытых источниках — журналы боевых действий, карты, списки безвозвратных потерь — говорит, что деревня оборонялась от немцев. Фашистам удалось ее захватить, но позже русские солдаты отбили Андрианково. Войска стояли и в деревне, и вокруг нее. Кроме того, местные жители не раз сообщали о братских могилах в полях и в лесу. Сейчас самое удачное время для разведки: потом все зарастет травой и рельеф будет хуже просматриваться, — объясняет Кузнецов.

Участники поискового отряда КитежЪ обследуют лес
Участники поискового отряда «КитежЪ» обследуют лес

Уже через несколько минут после входа в лес металлоискатель поисковика Сергея Канцибера сигнализирует: под землей что-то есть. Товарищи помогают ему откопать небольшую ямку. Дальше в дело идет «морковка»: пинпоинтер — небольшой точечный металлоискатель продолговатой формы. Руками просеяв землю, поисковик обнаруживает кусок металла размером с шишку.

— Осколок снаряда, — с ходу определяет Сергей. — Они попадаются чаще всего.

Одна из находок, обнаруженная поисковиками
Одна из находок, обнаруженная поисковиками

Вскоре и сами в этом убеждаемся: за следующие двадцать минут члены отряда находят еще два осколка. Ямы за собой закапывают.

Поисковики снова вытаскивают что-то из-под земли: на сей раз колпачок, напоминающий деталь приборной панели.

— Точно определить, принадлежало это боевой машине или трактору, сложно, — рассматривает предмет поисковик Александр Кисюк.

Немало и «выстрелов вхолостую»: пивные пробки или запчасти от трактора — металлоискатель реагирует на все.

— Глубина обнаружения зависит от грунта, положения и размера предмета, — говорит Алексей Сулимов, водя прибором влево и вправо. — Каску засечет и на глубине полутора метров, монету плашмя учует за тридцать сантиметров, ребром — и того меньше. Глубина залегания пуль непредсказуема, ведь поля перепахивали. Снаряд или подбитый самолет могли войти в землю на несколько метров.

Поэтому Антон Кузнецов вооружен щупом. Тем более останки воинов металлоискателем не обнаружить. Антон проверяет грунт железным прутом только в определенных местах. Поначалу его логика непонятна. Позже замечаем: в первую очередь поисковика интересуют любые углубления рельефа.

— Впадина может оказаться воронкой, окопом, просевшей могилой, следом хозяйственной деятельности или же просто ямой. Но даже щуп помогает не всегда. Если есть большая вероятность найти что-то интересное, копаем квадратно-гнездовым методом: ямы восемьдесят на восемьдесят сантиметров до нижнего слоя почвы через небольшие промежутки, — описывает процесс командир отряда.

Пуля, монета и «венгерская каска»

Лес становится все гуще. Через бурелом пробираемся к поляне. При виде очередного углубления Кузнецов уже не сомневается — это окоп.

— Специфическая продолговатая форма. Сориентирован так, чтобы просматривалась опушка. Сами взгляните, их тут целая группа, — комментирует поисковик и ставит GPS-точку на навигаторе.

1 / 4
Поисковик Алексей Сулимов

— Важен профессиональный подход, — продолжает командир отряда. — К примеру, когда при останках нет именного медальона, необходимо зафиксировать любую другую информацию: расположение, характер повреждений, звание, маркировку патронов. Все данные поступают в единый информационный центр. Потом исследователь, восстанавливая путь части, сопоставит эту информацию с боевым донесением. А там написано: «Сержант Иванов попал под минометный обстрел и погиб в районе X. Вытащить тело не смогли». Район, звание и повреждения совпадут со сведениями поисковиков. Так у безымянных останков появится имя.

Разговор прерывает доносящийся из леса свисток — поисковики что-то нашли. В руке у 15-летнего Саши — пуля калибра 7,62. Предположительно от снайперской винтовки Мосина. Крайковы работают в паре: Николай — отец — с металлоискателем, а Александр — сын — копает землю и ищет предметы. Еще через несколько минут им снова повезет. Из-под земли показывается монета: три копейки 1941 года.

— Солдаты брали с собой деньги или ключи от дома на удачу, чтобы вернуться, — поясняет Николай. Также поступал и его дед — танкист на Калининградском фронте. С войны он вернулся капитаном.

Монета, найденная поисковиками
Монета, найденная поисковиками

Крайковы ищут следы войны второй год.

— Узнали о поисковых отрядах на военной реконструкции, — рассказывает Саша. — Погружаться в боевые действия тех лет морально тяжело. Поиск же — возможность прикоснуться к истории без взрывов и выстрелов.

Впрочем, поисковикам попадаются и довольно опасные находки.

Поисковики Николай и Александр Крайковы
Поисковики Николай и Александр Крайковы

— Когда в ходе разведки выясняется, что земля богата артефактами, устраиваем экспедиции: разбиваем палаточный лагерь и копаем несколько дней. Помимо фрагментов боевой техники, обмундирования и останков бойцов, иногда находим неразорвавшиеся снаряды. Тогда набираем «112», фотографируем объект. Приезжает наряд саперов, мы провожаем их до точки. При необходимости выставляется полицейское оцепление, — описывает принятый порядок Кузнецов, продолжая орудовать щупом.

Поисковики обязаны сдавать все найденные боеприпасы. Иначе возможны проблемы со статьей 222 УК — «Незаконное хранение боеприпасов». Все артефакты — государственная собственность.

 — Министерство обороны занимается организацией их хранения и распределением по музеям. Места на складах не всегда хватает, поэтому именные вещи отдаем родственникам, а прочие мелкие предметы — в музеи. У нашего отряда есть и несколько своих передвижных выставок.

— Найдена «венгерская каска», — без тени улыбки рапортует приближающийся Александр Кисюк. В руках у него зеленый горшок. — У детей фантазия богатая. Пошутили так как-то раз в экспедиции и привязалось.  

«Внутренняя потребность»

На привале отряд с аппетитом обедает консервами, обсуждая подробности боевых операций военных лет. Александр Кисюк рисует такую картину происходившего тут более семидесяти лет назад:

— По очертаниям леса видно, что здесь проходили дороги. По ним и наступали немцы, натыкаясь на наши опорные пункты. Осколков много — значит, был обстрел. Пули и гильзы тоже есть — следы перестрелок.

1 / 2
Поисковик Сергей Канцибер

Слесарь, работник музея, директор завода по производству бутилированной воды — все они в военной «цифре» и с кусками тушенки на походных ложках уже и сами напоминают предков-воинов.

Сергей Канцибер и Антон Кузнецов демонстрируют находку
Сергей Канцибер и Антон Кузнецов демонстрируют находку

Кто-то в команде давно, для других этот сезон — первый. «КитежЪ» — один из более чем восьмидесяти отрядов Поискового движения России. Организация молодая — всего шесть лет. Сам же «КитежЪ» существует с 1997 года на общественных началах при поддержке одинцовской администрации. Антон Кузнецов вступил в отряд еще школьником. По его словам, как только появилась единая всероссийская структура, заинтересованных людей стало прибавляться:

— Сейчас нас порядка сорока тысяч по стране. Лично для меня поиски — внутренняя потребность. Нежелание мириться с исторической несправедливостью. Конечно, бойцов старались хоронить и во время войны, и после. Но успевали далеко не всех, ведь в первые годы этим занимались женщины, старики и дети. Представьте, когда мальчику было пять лет, его папа ушел на фронт и погиб. Больше они не виделись. Когда мы сообщаем ныне уже пожилому человеку, что нашли его отца, для него это очень значимо. Одни настаивают на перезахоронении на семейном кладбище, другие соглашаются предать останки земле в ближайшей от места гибели братской могиле. Главное — захоронение должно быть воинским, тогда его охраняет и поддерживает в порядке государство.

Алексей Бочкарев выходит на поиски восемь лет. Но отлично помнит, как передавал родственникам прах первого найденного им солдата.

— При пехотинце был именной медальон, поэтому удалось установить личность. Найти родных — уже дело техники. Конечно, они нам благодарны, ведь считали предка пропавшим без вести. Я и сам о своем дедушке узнал только год назад из архивных документов: оказалось, он был диверсантом-подрывником.

Алексей Бочкарев откапывает яму
Алексей Бочкарев откапывает яму

Увлекшись поисками, Бочкарев основал у себя в городе детский военно-патриотический клуб.

— Другой дед дошел до Берлина, получил медаль «За отвагу». Он рассказывал мне о войне, а кто расскажет нашим детям? Такой подвиг забывать нельзя. Летом пойдем с детьми в очередную поисковую экспедицию: совместим приятное с полезным.

На обратном пути натыкаемся на следы кабанов — встреча с ними в лесу, особенно в брачный период, очень опасна.

— Помню, на дереве от кабанчика прятался, — признается Кисюк. Уже в поле он раскапывает последнюю за день находку: гильзу от маузера.

1 / 3
Разведпоход в Одинцовском районе Подмосковья

Подуставший в шестичасовой прогулке отряд выходит к точке сбора, откуда и начал путь. Антон Кузнецов подводит итог:

— Отдельные находки на местности подтверждают данные исторических карт: здесь проходила линия боевого соприкосновения. Об этом говорят группы окопов, воронки от снарядов, осколки, пули и гильзы. Однако активных боевых действий, судя по всему, в этом квадрате не велось. Возможно, у дорог стояли отряды боевого охранения. Возвращаться с экспедицией сюда нет смысла, но мы сделали задел на будущее: планируем пройти по найденным дорогам в глубь леса. Все полученные сегодня данные лягут на спутниковую карту и дополнят общую картину событий Великой Отечественной войны. Отрицательного результата в нашем деле нет.

Командир вытирает со лба пот и благодарит отряд за проделанную работу.  

Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала