Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Павел Крашенинников: амнистия – это хорошо, вопрос – какая

© РИА Новости / Владимир ФедоренкоПредседатель комитета ГД по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников на пленарном заседании Госдумы РФ
Председатель комитета ГД по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников на пленарном заседании Госдумы РФ
В начале апреля правозащитники предложили президенту РФ Владимиру Путину провести амнистию к 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Глава комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников рассказал в интервью РИА Новости, почему выступает за системное изменение законодательства, а не системное проведение амнистий, а также пояснил, почему не вошел в рабочую группу по подготовке нового Кодекса об административных правонарушениях (КоАП).
— Павел Владимирович, глава Совета при президенте РФ по правам человека Михаил Федотов предложил объявить амнистию по случаю 75-летия Победы в Великой Отечественной войне. Поддерживаете ли вы такую инициативу? Какие группы заключенных, с вашей точки зрения, могли бы попасть под амнистию?
— Я всегда за амнистию, потому что значительную часть граждан, нарушивших закон, можно наказывать и без лишения свободы. Нам надо решить: каждый раз проводить амнистии либо менять законодательство системно. Амнистия – это всегда шумно, это всегда хороший пиар, а когда мы меняем какие-то нормы законодательства, это вроде не вызывает резонанса, но при этом людей не задерживают, не арестовывают, не судят и так далее. Я даже не про бюджет сейчас говорю, хотя это тоже важно, наверное. Но мы же ломаем людей: машина работает, вызываются свидетели, человеку дают какой-то срок, судимость, семьи рушатся и так далее.
Поэтому, на мой взгляд, лучше системно менять законы, например, как по экстремизму: перевели в административную ответственность первую часть (282 статьи УК РФ), и амнистию не надо проводить, потому что сделали то, что нужно. Или приняли поправки в 72 статью (УК РФ о зачете дней в СИЗО – ред.), я всегда говорил, что это круче амнистии.
Заместитель руководителя администрации президента – пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков
Кремль пока не принимал решений о проведении амнистии к юбилею Победы
Теперь применительно к амнистии как к таковой. Мне кажется, не очень правильно проводить ее по одним и тем же составам. Может быть, стоит сделать специализированную амнистию – по определенным составам. Но здесь те, кто выдвигает такую инициативу, должны предложить.
Амнистия – это хорошо, но какая? Надо разбираться. Причем это такой базовый подход. Второе: нужно просчитывать каждую статью – какие будут последствия, сколько человек выйдет на свободу, как это повлияет на криминальную обстановку и так далее.
— Ранее вы выступили за смягчение некоторых "наркотических" статей Уголовного кодекса РФ, например, не связанных с распространением наркотиков, когда человек не продает их, а только употребляет сам. Чем вызвана необходимость изменения законодательства?
— У нас есть несколько поводов. В СМИ появилась информация о том, что 50 тысяч судебных решений, в частности, по наркотическим преступлениям, были сделаны под копирку. Соответственно, такая информация вызывала у кого-то озабоченность, а у кого-то – шок, поскольку создается сложное впечатление о тех, кто на зоне, о тех, кто их туда ведет, и у тех, кто на свободе.
Очевидно, что есть проблема с расследованием преступлений, с вынесением приговоров и так далее. Далее было предложение МВД запретить возбуждать уголовные дела о сбыте наркотиков без экспертных заключений.
Мы запросили во ФСИН информацию о количестве осужденных по "наркотическим" статьям. Когда получим какие-то данные, будем смотреть, нужно ли в каких-то ситуациях смягчать наказание.
Речь не идет – пусть никто не боится – о смягчении наказания для наркоторговцев. Речь идет о тех гражданах, которые принимают наркотики, у которых их нашли и так далее. Соответственно, мы должны понимать, что есть люди, которые торгуют наркотиками, а есть те, кто принимает их по медицинским показаниям, но, например, приобрел неправильно. Поэтому по торговцам все совершенно понятно, а по другим историям надо разбираться в каждом конкретном случае, а когда это делается по шаблону и меняются в документах только фамилии, это ужасно.
— Когда поправки могут быть внесены в Госдуму?
— Думаю, история долгая, но ею нужно заниматься, она не требует каких-то быстрых решений. Сейчас проект МВД пройдет свою процедуру в правительстве, поэтому когда его внесут (в Госдуму – ред.), мы постараемся не затягивать принятие законопроекта.
Что касается вопроса (внесения изменений – ред.) в Уголовный кодекс, здесь мы посмотрим цифры ФСИН. Для этого при комитете по законодательству есть рабочая группа, куда входят депутаты, специалисты из научных институтов и органов власти.
Первый заместитель председателя комитета Государственной Думы по государственному строительству и законодательству Юрий Синельщиков
Депутат предложил амнистировать виновных в нетяжких преступлениях
— Какие еще статьи УК РФ могут быть смягчены, декриминализированы?
— В Уголовном кодексе по экономическим преступлениям вполне возможно было бы заменять наказание на большие штрафы, при этом однозначно перед этим необходимо возмещение ущерба. Я не говорю, что не надо наказывать, но какие-то истории, если человек общественно не опасен, вполне было бы возможно смягчить, точнее – наказывать рублем.
— В начале апреля была создана рабочая группа по подготовке концепции нового КоАП. Какими, с вашей точки зрения, должны быть направления работы?
— Мне кажется, что с точки зрения права и жизни страны мы должны понимать, что наше законодательство является именно системой, а не отдельными отсеками. Все эти меры взаимодействуют с друг с другом, и тот же Уголовный кодекс взаимодействует с Кодексом об административных правонарушениях, и чем дальше, тем больше. При этом сам по себе Уголовный кодекс – большой, тяжелый организм, и он тоже должен быть взвешенным и универсальным.
По многим отраслям существует огромное количество законов, которые говорят о правах и обязанностях, которые устанавливают ответственность в КоАП либо в УК. Соответственно, мы должны понимать, что без их увязки сложно сделать что-то качественное для общества и государства.
Если мы хотим, кроме намерений, сделать такую работу, на мой взгляд, кроме "тела" кодекса, нам нужно понимать, что системные акты взаимодействуют со всеми другими, а значит, нам подход нужно избирать более широкий. Так, совершенно очевидно, что КоАП с учетом последних тенденций должен быть увязан с Уголовным кодексом, а не только преюдицией.
А если будет меняться УК, то изменится и Уголовно-процессуальный кодекс, потому что уголовно-правовые нормы живут только в уголовном процессе, а дальше уже Уголовно-исполнительный кодекс и так далее.
Председатель правительства РФ Дмитрий Медведев
Медведев поручил создать рабочую группу по подготовке нового КоАП
— Есть ли готовность к этому?
— Я думаю, да, потому что и УК и КоАП – несистемные акты, там есть много противоречий, плюс приложения и куча оговорок. Что такое, например, примечания? Это значит, то, что не ложится в общую часть, надо специально оговаривать к этой статье. Значит, это уже не Кодекс, а что-то другое. Хаос, который из системы превращается в удавку для общества для конкретных граждан, потому что несистемный акт может применяться в каких-то конкретных случаях произвольно. Собственно говоря, чтобы все это вместе смотреть, потребуется несколько лет. Я не вошел в рабочую группу именно потому, что считаю, что здесь нужен все-таки более системный подход, а сроки более реальные. Но я желаю удачи рабочей группе, ее состав весьма профессиональный.
— В марте Госдума приняла законы об ответственности за фейковые новости и оскорбление госсимволов, а на прошлой неделе Минздрав предложил наказывать за распространение в СМИ и интернете призывов к отказу от прививок. Как с развитием интернета и социальных сетей будет меняться уголовное и административное законодательство дальше? Насколько остро стоит необходимость его ужесточения?
— Первое: вместо того, чтобы призывать к штрафам за информацию об отказе от прививок, лучше призывать эти прививки делать и объяснять, почему они нужны. Тем более сейчас, особенно в крупных городах, эта история развивается, и многие молодые мамы не хотят своих детей прививать. Я не медик, но считаю, что это неправильно, потому что уже есть данные не только российских врачей, но и зарубежных, что, конечно, отсутствие прививок иммунитет человека ослабляет. Поэтому я призываю Минздрав заниматься этим, а не карать за то, что им не нравится.
Второе: тенденция по ужесточению законодательства существует – это точно, поэтому здесь, я считаю, преюдиция – это хорошая мера. Но штрафовать за все, что тебе не нравится, мне кажется, не нужно. Например, существует проблема аварий на переездах, давайте будем всех штрафовать. Но вместо этого можно что-то сделать: установить специальные знаки, построить переходы.
— В Госдуму на прошлой неделе был внесен проект об ужесточении законодательства в части наказания за "пьяные" ДТП с жертвами. Поддерживаете ли вы эту инициативу? Решит ли она проблему высокой смертности на дорогах по вине нетрезвых водителей?
— Любой закон – это все-таки правила игры, и совершенно не значит, что, устанавливая какие-то новые правила, мы решаем проблему. Мы лишь даем инструмент для ее решения.
Я против ужесточения (законодательства – ред.), но при подготовке проекта рассматривалось несколько вариантов, были совсем жесткие. Решит ли предложенный вариант проблему? Нет, конечно, проблемы Уголовным кодексом не решаются, они вообще не всегда решаются законами. Но это дает инструмент правоохранителям. И еще нужно как-то подать инициативу, донести до граждан, что совершать такие действия нельзя, а если совершили, всю оставшуюся жизнь будете жалеть.
В целом ситуация на дорогах улучшилась, но тем не менее много граждан гибнет по вине пьяных водителей. Это, конечно, чудовищная история. Поэтому надеемся, что кого-то предложенная мера остановит, но говорить, что это волшебная палочка, я бы не стал.
Председатель Совета при президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) Михаил Федотов. Архивное фото
Глава СПЧ рассказал об инициативе объявить амнистию к 75-летию Победы в ВОВ
— Павел Владимирович, вы много лет занимаетесь наследственным правом. Какие законодательные инициативы разрабатываете сейчас?
— Что касается новых инициатив, то на прошлой неделе бы принят в первом чтении проект о наделении муниципалитетов правом совершать отдельные нотариальные действия в населенном пункте, где нет нотариуса. В проекте есть пункт о том, что муниципалитеты будут заниматься завещаниями. Но мы в комитете договорились, что наследственные истории все оттуда выведем, чтобы все-таки нотариусы этим занимались. Это будет поправка ко второму чтению.
Также хочу напомнить, что 1 июня вступает в силу закон о наследственном завещании и совместном договоре. Речь идет о законе, который снимает большое количество конфликтов.
— Госдума 15 мая прошлого года приняла в первом чтении проект об уголовной ответственности за исполнение антироссийских санкций на территории РФ, однако позднее его рассмотрение было отложено. Спустя год каковы перспективы принятия проекта в Госдуме? На какой стадии находится его обсуждение?
— Вы знаете, что у нас было заседание Совета по законотворчеству, где мы договорились и председатель (Госдумы Вячеслав Володин – ред.) поставил задачу, чтобы все точки зрения были учтены. Это обсуждение есть, пока оно ни к чему не привело, но, собственно, здесь дров лучше не наломать.
Пока, я считаю, такая ситуация нормальна. В обсуждении участвует бизнес, мы работали и работаем с РСПП (Российский союз промышленников и предпринимателей – ред.). Пока законопроект не готов, но это тоже решение.
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Лента новостей
0
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала