Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Эмиль Шукуров: экосистеме Иссык-Куля грозит уничтожение

© Sputnik / Табылды КадырбековПрофессор, заслуженный деятель науки Киргизии Эмиль Шукуров
Профессор, заслуженный деятель науки Киргизии Эмиль Шукуров
Столица Киргизии Бишкек, некогда входивший в тройку самых зеленых и экологически чистых городов бывшего Советского Союза, сегодня тонет в смоге. В некоторых районах допустимые нормы загрязненности воздуха превышены в десятки раз. Местные жители организуют акции протеста, пытаясь привлечь внимание властей к проблеме, а депутаты парламента предлагают либо запретить использование автомобилей в центре столицы, либо ввести режим чрезвычайной ситуации. Какова сегодня экологическая ситуация в Бишкеке, а также на озере Иссык-Куль РИА Новости рассказал профессор, заслуженный деятель науки Киргизии Эмиль Шукуров.
— Эмиль Джапарович, сейчас все обсуждают ситуацию со смогом в столице. Каковы причины такой высокой загрязненности воздуха в еще совсем недавно экологически благополучном Бишкеке?
— Начну с того, что у нас в республике на сегодняшний день нет постоянного адекватного измерения всех обширных загрязнений воздуха в столице, поэтому данные экологов и официальных властей очень разнятся. Но объективно наиболее загрязненные участки в Бишкеке это, условно говоря, центр города. Это там, где большое скопление машин, потому что машины у нас это в основном круглогодичные загрязнители атмосферы. Зимой к ним добавляется различные отопительные системы. Некоторые пытаются винить ТЭЦ во всем этом, но на самом деле единица тепла, произведенного на теплоэнергоцентрали, дает меньше загрязнений, чем частный сектор. Отдельная история, когда некоторые бизнесмены, которые содержат сауны и другие заведения, топят свои печи резиной, пластиком и отходами швейных цехов. Это просто преступление.
То есть у нас такое обострение состояния атмосферы происходит именно в отопительный сезон из-за топлива. Из твердых частиц, попадающих с дымом в атмосферу, образуются сгущения. В результате зимой город оказывается накрыт такой шапкой, теплым пузырем, температура которого выше окружающей атмосферы на 5 градусов. И он не пропускает слабые ветры. А достаточно сильные ветры у нас бывают редко.
Города мира. Бишкек. архивное фото
Воздух в столице Киргизии оказался вдвое грязнее пекинского
— Но ведь частные дома в Бишкеке и раньше обогревали печами, но смога такого не было?
— Главным источником свежего воздуха для Бишкека с момента его образования были горно-долинные ветры, которые давали возможность городу дышать горным воздухом, чему могут завидовать многие города мира. Горный воздух – наиболее чистый и целительный, но его потоки достаточно слабые. Поэтому отцы-основатели столицы в прошлом веке заложили его по всем правилам городской архитектуры, которые были знакомы еще древним римлянам – чтобы по господствующим направлениям ветров были открытые улицы. Однако позже эта ситуация была нарушена, когда в 70-80-х годах прошлого века на окраине столицы в районах, выходящих к предгорьям, стали строить спальные микрорайоны. Их непонятно зачем возводили по ветроломному принципу. А в постсоветское время были окончательно замкнуты все улицы – ни одной сквозной не осталось, и город начал задыхаться.
Еще одним очень серьезным фактором явилось активное строительство этих башен (высотных домов выше 12-16 этажей – ред.). Нигде в мире никто так безобразно не застраивает города, как у нас – куда захотел, туда и воткнул дом. Помимо прочего, в результате такой хаотичной застройки разрушена система орошения, а город без орошения не может нормально озеленяться. Уничтожается не только воздушная атмосфера, но и все древесные насаждения.
© Sputnik / Табылды КадырбековПрохожие на одной из улиц в Бишкеке
Прохожие на одной из улиц в Бишкеке
Прохожие на одной из улиц в Бишкеке
— Что, по-вашему, может сегодня изменить ситуацию?
— Нужно, во-первых, составить аэродинамический план города – какие улицы должны быть непременно сквозными. Это не такая суперсложная задача. Например, улица Советская раньше была вся сквозная. Сейчас по ней тоже можно проехать на машине сквозь весь город, но ветер не машина и даже не вода, которая протечет в любую щель. Когда у нас ставят эти огромные щиты со всякой рекламой вдоль дорог, это также создает аэродинамическую плотину, потому что когда слабый горный ветер идет, в результате завихрений у этих щитов возникает обратный ток воздуха, который затыкает ветер. Нужно убрать щиты и, может быть, решить вопрос по частичному демонтажу домов, которые вылезли на сквозные улицы. Не надо целые дома сносить, хотя бы ущельице маленькое сделайте для ветра, и тогда весь город сможет жить. И это не так трудно сделать, пусть хоть минимальное, но проветривание города, потому что горно-долинный ветер у нас ежедневный, но очень слабый. Вот и все – не затыкай его, и он будет потихонечку, но регулярно очищать город.
Во-вторых, надо достаточно жестко запустить процесс, который будет предусматривать планирование застройки, да и вообще такой системы всех сооружений, которые будут способствовать проветриваемости. Еще один фактор – это создание климатических массивов. Это должны быть рощи с сомкнутыми кронами. Например, на окраине Бишкека раньше была Карагачевая роща. Это и был климатический массив. Одна эта роща увеличивала количество климатических осадков в Бишкеке как минимум на 20-40% и служила бионическим атмосферным насосом, который высасывал из города загрязненный воздух. И что делают наши власти? Они начали в массе вырубать эти массивы и все парки превращать в аттракционы. Они все становятся "дырявыми" — нет там сомкнутых крон – там все прорезано аллеями. Это не только убийство зеленой зоны – рощи, это угроза жизни и здоровью горожан.
— Всего на территории высокогорной Киргизии зарегистрировано 6,5 тысячи ледников, запасы пресной воды в них оцениваются примерно в 650 миллиардов кубометров. Однако ежегодно площадь ледников на территории республики сокращается. По прогнозам ученых, через 20 лет площадь ледников на территории страны может сократиться на 35%. Почему это происходит?
— У нас катастрофическая ситуация с экосистемами. Для экологического благополучия у каждой страны не менее 60% продуктивной территории должно быть занято неразрушенными экосистемами. На конец прошлого века в Киргызстане было около 50% неразрушенных экосистем именно на продуктивной территории. Сейчас их осталось 5%. Фундаментальной единицей регуляции климата является нормальная экосистема. Там, где это соотношение разрушено, там наступает разрушение климата. Уничтожается дикая природа, которая и может регулировать климат, культурные земли этой способностью не обладают.
Горожане спасаются от жары в фонтане парка 300-летия Санкт-Петербурга. Архивное фото
Метеорологи: 2018 год станет одним из самых теплых за историю наблюдений
Как разрушение экосистем влияет на таяние ледников? Я уже говорил, что у нас идут слабые ветра, из-за которых на равнинах осадки не выпадают, а выпадают в горах. Там накапливаются осадки в десятки, сотни раз больше, чем на равнинах, и превращаются в ледники и снежники. Именно они создают "точку росы" и вызывают осадки. Но в первую очередь создает "точку росы" горная растительность. Это происходит, если на склонах сохраняются естественные экосистемы, они дают испарения с поверхности растений, особенно леса. Например, горные пастбища. Как естественные экосистемы они перестали существовать, они уничтожены во всем Киргызстане, кроме как в Сарычат-Эрташском заповеднике (природный парк в Иссык-Кульской области Киргизии площадью около 275 тысяч гектаров – ред.). С поверхности разрушенных пастбищ вместо влаги поднимаются тучи пыли, которые оседают на ледниках и снежниках и ускоряют их таяние, и это происходит на всей территории Киргызстана.
— Особую тревогу у экологов, да и всех жителей страны вызывает состояние киргизской жемчужины — озера Иссык-Куль. Сейчас на берегах этого уникального "горного моря" протяженностью с запада на восток 182 километра и со средней глубиной около 300 метров активно развивается туризм. В год пансионаты и санатории, расположенные на побережье, принимают около полутора миллионов туристов из разных стран, и это число ежегодно растет. Каковы перспективы сохранить его для будущих поколений?
— Перспектив у озера никаких нет, если кардинально не изменится отношение местных властей и местных жителей. Раньше Иссык-Куль был экосистемой. А сейчас в целом он перестал таковым быть. Конечно, некоторые признаки еще остались, но если говорить в целом, то нет.
— Что же грозит озеру в свете разрушения экосистемы?
— Я почему с нее начал? Потому что только экосистема способна самовосстанавливаться, очищаться. Если она разрушена, то озеро превращается, с позволения сказать, в лоханку, которая будет загрязняться до бесконечности. Пока озеро спасает именно то, что оно огромное и невероятно глубокое, в некоторых местах до 700 метров глубины. На каждого жителя Кыргызстана приходится не менее 9 кубометров иссык-кульской воды. Благодаря такому огромному объему это все еще как-то держится. Но на самом деле это только отсрочивает его загрязнение. Я видел снимок из космоса, который был сделан через светофильтр, специально настроенный на то, чтобы показывать загрязнения вод. И на этом снимке от Тюпа до Балыкчи по северному побережью (курортная зона – ред.) идет полоса загрязненной воды. Это, конечно, поверхностные воды. Но тем не менее это загрязнение не рассасывается. И его главная причина – огромное количество синтетических материалов. Это моющие средства, которые не разлагаются в природе, туда попадает также полиэтиленовая упаковка, бутылки. Вместе с полиэтиленом они создают суспензию, тоненьким слоем она находится на поверхности воды как раз в том месте, где люди купаются. Отдыхать на озере становится опасной затеей. Но, слава богу, в Жогорку Кенеше (парламент страны – ред.) депутаты подготовили закон о запрете полиэтиленовых упаковок и вредных мыломоющих средств. Есть же такие из них, которые совершенно безопасны для человека и для воды. А обычные стиральные порошки, один их килограмм делает непригодным для жизни до ста литров воды и в нормальной природе не разлагается.
— То есть Иссык-Кулю угрожает именно рост количества туристов?
— В целом неразумная хозяйственная деятельность. Раньше все озеро было окружено болотной полосой, в которой существовала разнообразная растительность. Это являлось естественным очистным сооружением для Иссык-Куля, эта система очень эффективно работала. Но когда пошло активное освоение, первое, что люди начали уничтожать, это как раз облепихово-болотные комплексы. Сейчас в значительной степени уничтожен данный защитный барьер. Заметьте, на побережье Иссык-Куля почти полностью исчезли лягушки, которые являются индикатором чистоты воды. Ни тебе кваканья, ни трелей жаб, ничего теперь этого не слышно. Сплошное гробовое молчание, так сказать, похороны чистоты.
Кроме того, сейчас по побережью огромное количество автозаправочных станций, они являются, как и их хранилища, стационарными загрязнителями. Еще один серьезный момент – в советское время использовалось огромное количество всяких пестицидов, и загрязнение в результате в разы повысилось. Плюс к этому в неограниченном количестве в республику стали поступать всевозможные средства химической обработки и химические удобрения из Китая, которые не соответствуют никаким экологическим нормам. Это тоже наносит серьезный ущерб, причем достаточно долговременный. Тут надо действовать вплоть до запрета. И то же самое должно касаться химических удобрений, их применение в условиях Кыргызстана – это убийство почвы и убийство воды. Сейчас тем более нужно восстанавливать экосистему, потому что это единственный способ спасти озеро.
— Когда говорят об экологических угрозах государствам Центральной Азии, на одном из первых мест оказываются радиоактивные "хвосты" отходов ядерного производства, образовавшиеся во времена СССР при добыче и производстве урана для нужд советского военно-промышленного комплекса. Только на территории Киргизии в настоящий момент находятся свыше 90 хвостохранилищ и горных отвалов, в которых складированы сотни миллионов тонн токсичных и радиоактивных отходов, большинство из них расположены вдоль горных рек. По мнению экологов, в случае попадания этих отходов в бассейны трансграничных рек Центральной Азии в зоне возможного радиоактивного заражения окажутся свыше 5 миллионов человек. Каково сегодня состояние этих хвостохранилищ?
— Безусловно, такие хвостохранилища представляют довольно серьезную опасность. Они большей частью не соответствуют техническим требованиям. Сейчас эта проблема активно обсуждается, в том числе иностранные доноры готовы выделить средства на рекультивацию, потому что для некоторых видов захоронений требуются очень и очень серьезные технические средства защиты. Но тут есть еще одна проблема. В свое время, когда в нашей стране прекратила существование промышленная зона, осталось большое количество контейнеров с вредными веществами самого высокого класса опасности. Для них еще в советское время планировали построить хвостохранилища, которые уже в те времена обошлись бы в миллионы долларов. Но так ничего и не сделали. Скорее всего, оставшиеся отходы потом тайно захоронили, и если опасные вещества достигнут уровня питьевых вод, это может оказаться еще более опасным, поскольку их изолировали как попало.
Многие думают, что природа – это бесплатно, на самом деле ущерб огромный и на его возмещение потребуются десятки, а может, и сотни лет.
Знак радиоактивности. Архивное фото
Ученые выяснили, как микробы могут обезвреживать радиоактивные отходы
Рекомендуем
Опубликовано полное видео драки с участием спецназовца ФСБ в Москве
Опубликовано полное видео драки с участием спецназовца ФСБ в Москве
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала