Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

"Стала овощем". Мать троих детей на полгода закрыли в психбольницу

© Фото : из личного архива семьи ТарабаевыхТарабаева гуляет с ребенкомТарабаева гуляет с ребенком

МОСКВА, 10 авг — РИА Новости, Ирина Халецкая. Многодетная мать из города Богдановича Свердловской области Алена Тарабаева третий год пытается вернуть своих детей. У нее их четверо. Однако местные органы опеки уверены: мать воспитывать их не может, потому что психически нездорова. Тарабаева считает, что ее специально упекли в психиатрическую больницу и обманом забрали детей. К запутанной истории подключились общественники, пока через суд им удалось отстоять одного малыша. Эксперты утверждают, что действия органов опеки и врачей незаконны.

Сирота
А был ли мальчик? Органы опеки Екатеринбурга заподозрили в торговле детьми

Страдания Алены

Двадцатисемилетней Алене Тарабаевой не позавидуешь. Она выросла в неблагополучной семье: в детстве мать часто била ее, отец пил, а другим родственникам до девочки не было дела. В 18 лет познакомилась с уроженцем Узбекистана, через два года вышла замуж за него и родила троих детей. Муж, по словам Алены, сначала ее любил, но потом начал изменять, тратить деньги только на себя. Совместная жизнь не заладилась. Когда она была беременна третьим ребенком, супруг уехал на родину и не вернулся. Многодетная мать просила помощи у отца, но тот попросту выгнал ее из квартиры. Тарабаева вызывала полицию — не помогло: полицейские увезли ее с детьми в центр социальной помощи, чтобы они не остались на улице.

© Фото : из личного архива семьи ТарабаевыхАлена Тарабаева спустя два года после лечения в больницеАлена Тарабаева спустя два года после лечения в больнице

Однако находиться там долго Алена не могла. Она рассказывает, что руководившая в то время центром Татьяна Лакия (уволилась после первых публикаций о Тарабаевой в региональных СМИ) предложила ей купить собственное жилье на материнский капитал и даже предложила риелтора.

"Алена — девушка деревенская, юридически неподкованнная. Она сама была в состоянии найти себе комнату, но в центре ее уверили, что риелтор лучше знает, какое жилье необходимо. А она не вдавалась в подробности", — рассказывает корреспонденту РИА Новости правозащитник, руководитель организации "Родительский отпор" в Екатеринбурге Ольга Прожерина. Сейчас она представляет интересы Тарабаевой в суде. 

Юрист объясняет: покупательнице предварительно не показали жилплощадь, объяснили на словах, что комната хорошая, без долгов — надо брать. Цена в договоре была равна сумме, указанной в сертификате, — 420 тысяч рублей. Алена говорит, что на самом деле в помещении не оказалось горячей воды, отопление почти не функционировало, а за стеной жили крайне шумные соседи. Были и долги по коммунальным платежам, несмотря на условия договора. С приходом зимы жить в квартире стало невозможно — ветер продувал окна и двери. Алене с детьми пришлось съехать и снимать другую комнату — на пособия, которые она получала как многодетная мать.

© Фото : из личного архива семьи ТарабаевыхСамый младший из детей в семье Тарабаевых признан медиками здоровымСамый младший из детей в семье Тарабаевых признан медиками здоровым

"Спустя полгода Тарабаева встретила бывшую хозяйку приобретенной жилплощади, — рассказывает Ольга Прожерина. — Та поинтересовалась, почему Алена там не живет. По ходу разговора выяснилось, что владелица продала комнату всего за 280 тысяч рублей, хотя риелтор и сотрудник центра забрали все деньги".

На руках у юриста — выписка из реестра, где прописана кадастровая стоимость купленной комнаты: 278 тысяч рублей. На вопрос, почему Алена заплатила больше, в центре социальной помощи ничего не ответили, сославшись на то, что риелтор к учреждению не имел никакого отношения. "Мы навели справки и узнали, что оформлявший сделку посредник уже привлекался к уголовной ответственности за мошенничество", — продолжает Прожерина.

Мальчики дерутся на школьной площадке
"Ничего не докажешь". Родители в одиночку спасают детей от травли в школе

На этом трудности Алены не закончились. Беременная женщина в какой-то момент перестала получать пособия, а когда позвонила в органы опеки, узнала, что родной отец выписал ее из квартиры вместе с детьми по решению суда. Без регистрации пособия не выплачивают. Тарабаевой пришлось обращаться в центр социальной помощи — просить временное жилье, решать вопрос с пропиской. Юрист центра оформил регистрацию, и Тарабаева со спокойной душой отправилась в роддом. А когда вернулась, сотрудники центра попросили ее покинуть помещение.

"Денег у меня не было, ночлега тоже. С тремя детьми куда бы я пошла? Уговорила оставить меня на несколько дней. Акушерка в роддоме дала тысячу рублей, на эти деньги я и жила: купила подгузники и банку тушенки, растягивала ее, как могла", — вспоминает те дни Алена. Отчаявшись, она стала ругаться с сотрудниками центра и пригрозила пожаловаться в контролирующие органы. После этого у молодой матери случился нервный срыв.

"Сотрудники центра вызвали скорую. Врачи уговорили Алену спуститься в машину, якобы измерить давление, но в итоге силком доставили в психиатрическую больницу в Екатеринбург — побудешь, мол, тут до завтра", — рассказывает Ольга Прожерина. Однако "завтра" растянулось на полгода.

Согласно показаниям Тарабаевой, озвученным в суде, в больнице она подписала только один документ — согласие на обработку персональных данных. Первые две недели, утверждает Алена, ее кололи препаратами — какими именно, она не знает. "Медсестры говорили одно: все по предписаниям врача. Я не могла ни пить, ни есть, чувствовала себя овощем", — вспоминает Тарабаева.

Вас ограничили в правах

Выйдя из больницы, сразу поехала к детям. Но к ним, как рассказывает ее защитница, мать не пустили, хотя она не была ни лишена, ни ограничена в правах. Алена решила во что бы то ни стало вернуть детей, устроилась на две работы — в клининговую компанию и кафе. Через какое-то время познакомилась с 30-летним Дмитрием Тарабаевым (его фамилию она сейчас носит).

Мальчик у окна
Опека без границ. Длинные волосы ребенка как повод лишить родительских прав

В ноябре 2016-го Дмитрий усыновил среднего ребенка Алены — Артема, однако органы опеки почему-то не позволили забрать мальчика из центра социальной помощи. Алену же ограничили в правах только через месяц после этого, а решение суда и вовсе вступило в силу лишь в январе 2017 года.

Опасна ли эта женщина

Органы опеки утверждают, что Тарабаева страдает психическим заболеванием и представляет угрозу для детей. Предъявляют результаты медицинских экспертиз, которые проводились дважды за время ее лечения.

© Фото : из личного архива семьи ТарабаевыхДмитрий Тарабаев с грудным мальчикомДмитрий Тарабаев с грудным мальчиком

А когда в 2017-м Алена родила четвертого ребенка, социальные работники снова подали в суд. На сей раз не только на нее, но и на Дмитрия — с формулировкой, что он женат на "опасной" для детей матери. При этом Дмитрий признавался дееспособным гражданином и заботливым отцом. Суд органы опеки проиграли. Годовалый мальчик остался в семье.

Защита Алены тем временем задалась вопросом: насколько была необходима ее госпитализация в декабре 2016-го? Обследование, проведенное независимым экспертом, показало: у Алены наблюдается устойчивая ремиссия с тенденцией к улучшению психического состояния.

"Во-первых, в помощи врача после выписки она не нуждалась, лекарства не принимала. Во-вторых, девушка почти сразу устроилась на работу, что свидетельствует о ее успешной социализации. В материалах дела есть характеристики с мест работы. А в-третьих, она вышла замуж, что тоже серьезное обстоятельство", — поясняет проводивший экспертизу врач-психиатр Игорь Филиппов.

Доктор обращает внимание на то, что он не оспаривал диагноз, поставленный врачами психбольницы. Однако отмечает: с течением времени, вполне возможно, выяснится, что заболевания нет и не было в принципе. "В детстве у нее были психологические травмы, это, разумеется, наложило отпечаток. Тем не менее, несмотря на сложности, девушка начала нормально жить. Подвергать диагноз сомнению не в нашей компетенции, но есть вопросы, каким образом он был установлен", — делится мнением специалист.

© Фото : из личного архива семьи ТарабаевыхЕдинственное фото третьего ребенка, которое Алена успела сделать в роддомеЕдинственное фото третьего ребенка, которое Алена успела сделать в роддоме

По его словам, на суде органы опеки так и не смогли объяснить, почему Алена не может воспитывать четвертого малыша. "Защита представила амбулаторную карту новорожденного, где видно, что все процедуры, требующиеся для нормального развития мальчика, Алена соблюдает неукоснительно. На плановые осмотры приходила вовремя, ребенок здоров", — добавляет Филиппов.

Почему потребовалась госпитализация Тарабаевой, врач не понимает. "Возможно, в тот момент, когда приехала скорая, ее состояние действительно вызывало беспокойство. Человек был доведен до крайности. И все же так долго держать ее в спецучреждении было нельзя. Она не была признана недееспособной, находилась в больнице не по решению суда, а значит — добровольно. Как дали согласие на госпитализацию? Документов нет, пояснений тоже. Теперь уже надзорным органам надо во всем этом разбираться", — полагает эксперт.

Махинация или нет?

Правозащитники готовят обращение в следственные органы о проверке органов опеки города Богдановича. По их мнению, следствие должно дать оценку действиям бывшего руководителя центра соцзащиты в истории с приобретением жилья Аленой Тарабаевой, а также выяснить, законно ли ее госпитализировали и по какому праву удерживали детей.

Ольга Прожерина предполагает, что причиной могут быть выплаты за детей, которые получал центр. По ее подсчетам, ежемесячное пособие на ребенка до 12 лет составляет от 15 до 20 тысяч рублей.

В пресс-службе Министерства социальной политики Свердловской области на запрос РИА Новости ответили, что подобные предположения лишены оснований, поскольку все центры получают достаточное финансирование. Однако какие средства выделяются центру в Богдановиче, нам ответить не смогли. "Суммы формируются в зависимости от госзадания и количества детей, которые поступают на содержание", — уточнили в пресс-службе и отметили, что областное ведомство не участвует в данном разбирательстве, вся информация поступает от органов опеки города Богдановича.

Юлия Савиновских с мужем
Нет груди — нет детей. Приемную мать признали мужчиной и забрали сыновей

"Министерство соцполитики заинтересовано в том, чтобы все дети жили в семьях. Но пока Тарабаева ограничена в правах, ее муж, Дмитрий Тарабаев, согласно статье 73 Семейного кодекса, не может забрать усыновленного ребенка, поскольку живет вместе с его матерью, имеющей официальный диагноз. Если новая экспертиза выявит, что мать здорова, можете быть уверены: суд будет на ее стороне", — подчеркнули в ведомстве.

Пока же Алена и Дмитрий воспитывают маленького Костю и ежедневно приходят в центр социальной помощи, чтобы повидаться с Артемом. Других двоих детей увезли в Екатеринбург, Алена видеться с ними не может — опекуны против. Ей остается только ждать, что суд все же даст ей шанс воссоединиться с детьми.

Оценить 163
Лучшие комментарии
Ника Корина10 августа, 09:07
Дурдом на колесиках. Очевидно в этом городе все между собой повязаны одной цепью. За какие то 200 тысяч рублей женщину лишили дома, детей, нормальной семьи и жизни.
Азиз Бегматов10 августа, 12:47
Это как низко нужно пасть чтобы бедную девушку довести до такого состояния?!!! И всё ради денег... Изза какихто крашенных бумажек жизнь человека ставится на низшую ступень
Рекомендуем
РИА
Новости
Лента
новостей
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала