Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Валерио Фести: городские фестивали объединяют жителей

© Фото : Riccardo LupoАрхитектор света Валерио Фести
Архитектор света Валерио Фести
Читать ria.ru в

Фестиваль "Рождественский свет" завершится в Москве 27 февраля, за два месяца его площадки посетили свыше 12 миллионов человек. Уже второй год восторг у москвичей и гостей столицы вызывают масштабные праздничные инсталляции — световые арки, установленные на центральных площадях и улицах Москвы.

Автор десяти инсталляций в центре Москвы — итальянский архитектор света, сооснователь компании Studio Festi Валерио Фести рассказал в интервью РИА Новости, как создавалась популярная световая инсталляция, а также как и почему Москве стоит отметить 100-летие Октябрьской революции. Беседовала Карина Камалова.

— Расскажите, как создавалась одна из самых полюбившихся москвичам световых инсталляций? Кем и когда вы были приглашены в Москву для того, чтобы украсить город?

— В прошлом году меня лично пригласил мэр города Сергей Собянин для того, чтобы украсить Москву. В 2015 году мы установили три инсталляции и были счастливы познакомиться с этим фантастическим городом. Затем в том же году получили награду в категории "лучший дизайн". И в этом году нас пригласили сделать уже десять инсталляций, что в три раза больше. Это была достаточно серьезная задача для нас, но мы справились. Мы видим, что москвичам они очень нравятся, миллионы людей фотографируются рядом с нашими инсталляциями. Ведь это не просто какое-то украшение — это архитектура света, она придаёт новое измерение городу. Так что это был большой успех, я полагаю.

— А какой была изначально ваша задумка? Как вы выбирали дизайн архитектуры для инсталляций?

— Основная идея при создании инсталляции была в том, чтобы совместить итальянский стиль с русским стилем. Как вы знаете, итальянский стиль очень разнообразен, он берет свое начало из эпохи Ренессанса, из стиля барокко. Так же и русский стиль, он, безусловно, узнаваем. Поэтому мы пытались совместить их, сделать такой микс российских и итальянских особенностей. И когда мы проектировали наши инсталляции, мы думали об общей архитектуре города. Москва — это город, где строения и здания фундаментальные, сильные. Мы хотели придать легкости городу. Улицы же здесь, как правило, широкие, нет узких улочек. Поэтому, когда мы готовили наши инсталляции, мы не хотели чтобы их воспринимали только как декор или элемент украшения. Наша задумка состояла в том, чтобы создать такой проект, который сможет передать людям сильные эмоции.

© Фото : Riccardo LupoСветовые инсталляции у Большого театра
Световые инсталляции у Большого театра

— Расскажите, как вы подходили к выбору цвета?

— Процесс создания световых объектов не простой. При выборе цвета мы опирались на концепцию передачи иллюзии. Мы хотели создать атмосферу сновидения или сказки.

Мы думали о том, чтобы перенести людей в другое измерение. Во-первых, мы сначала отталкивались от того, где будет находиться наша инсталляция — площадь это или улица, мы устанавливали арки таким образом, чтобы создавалась иллюзия галереи. Например, Никольская — прямая улица, однако, установив наши арки ассиметрично, мы создаем пространственную иллюзию. И так появляется тайна, загадка. Появляется нечто необычное. И здесь мы видим не каждую лампочку в отдельности, они переливаются все вместе, создавая единое впечатление. И цвет, который мы выбрали, — перетекающий золотой, знакомый, теплый, напоминающий огонь.

— Чем вы руководствовались при выборе места для инсталляций?

— Мы изучали Москву очень подробно, мы изучали москвичей. Например, когда мы смотрели на Никольскую, мы понимали, что это пешеходная улица, поэтому мы решили использовать там концепцию галереи. Театральная площадь у главного театра страны — место особой силы, место искусства, культуры. Когда мы проектировали нашу инсталляцию там, мы попытались привнести какие-то артистические мотивы в элементы нашей инсталляции, чтобы они сочетались и с фасадом Большого театра, и с тем, что происходит внутри него. Это как если бы я пришел к вам в дом и захотел бы понять, о чем вы думаете, каков ваш стиль. Тогда я бы подобрал что-нибудь, что подойдет именно вам.

— Сегодня Москва активно развивается, и особенно активно развиваются ее туристические стороны. Чем вас, как архитектора городской среды, вдохновляет Москва?

— Первое, что замечаешь в Москве, это быстрое движение. Москва развивается быстрыми темпами. В особенности последние несколько лет. И это касается всех аспектов города — его эстетики, общего имиджа Москвы в мире. Я много путешествую как по Италии, так и по другим разным странам со своими проектами, и хочу сказать, что по размаху и торжественности рождественских праздников Москва является сегодня лучшим городом с этой точки зрения. Я даже не буду сравнивать это с проектом в Италии — совсем другой масштаб… Думаю, проблема также в том, что городские власти утратили веру в праздник. А ведь это очень важно. В моем понимании, праздничная атмосфера — это действительно момент единения. И смотря с этой стороны, мы считаем, что праздничная атмосфера в городе очень важна.

И мэр Москвы как раз-таки очень сильно верит в эту идею праздника для города, у него очень современный взгляд на то, как создать эту атмосферу в городе, как сделать Москву более популярным местом для туристов. При помощи праздника мы можем перенести культуру на улицы, передать ее обычным людям, внести это в их ежедневную жизнь. И фестиваль "Рождественский свет" как раз-таки являлся одним из способов передать эту атмосферу.

© Фото : Riccardo LupoАрхитектор света Валерио Фести
Архитектор света Валерио Фести

—  Как часто вы бываете в Москве в качестве гостя? Нравится ли вам здесь?

— Мне не очень просто отвлечься от своей профессиональной точки зрения, но я попытаюсь. Прежде всего Москва — столица огромной страны. Когда я приезжаю сюда, я чувствую мощь этого города, этой страны, и я имею в виду не только политическую силу, но также религиозные, культурные составляющие, искусство. Москва — потрясающий город, где совмещаются как современные течения, так и история. Если я приезжаю в Москву, мне хочется увидеть не только популярные у туристов достопримечательности, но встретить человека, который хорошо знает город, который мог бы меня отвести в действительно интересные места. Если я приезжаю по работе над своим проектом, то я пытаюсь понять, каким образом я могу реализовать мощь этого города, каким образом я могу подсветить его еще лучше.

—  Это не первый проект, который вы делаете в Москве, расскажите о предыдущих?

— Наша компания занимается не только созданием инсталляций, мы организуем и различные мероприятия, фестивали, шоу. Например, мы организовывали церемонию открытия Олимпийских игр в Турине. Предыдущий проект в Москве был в парке на ВДНХ, где нашей задачей было интерпретировать русские легенды на разных языках.

Получилось фантастическое представление, и все это было призвано дать людям испытать сильные эмоции, вызвать улыбку, удивить, почувствовать себя счастливым. Русские люди очень ценят и любят атмосферу праздника, и русская душа очень близка к искусству, об этом говорит вся российская культура — поэзия, архитектура, драматургия, иконопись и так далее. Поэтому когда я вижу, как русские люди откликаются на то, что мы делаем, для меня это становится большой гордостью и удовольствием.

— А чем отличается Москва, на ваш взгляд, от других европейских городов? И люди, которые здесь живут?

— Москва прежде всего очень организованный город, но что особенно хочу выделить, это московское метро. Московское метро является таким ярким примером смеси различных стилей искусства, которые там воплощены. И я не знаю ни одного другого города, где в метро есть такое огромное количество интересных элементов. Так что культура метро здесь потрясающая — картины, мозаики. Я даже смог бы снять несколько фильмов, вдохновляясь им. Ведь такого нет нигде, ни в Японии, ни в другом европейском городе.

Когда я в первый раз был в Москве, а это было 25 лет назад, я познакомился ближе с русскими людьми. Я сразу же увидел, какими большими перфекционистами являются русские люди. И это касается различных аспектов их жизни. Русские — перфекционисты в любом своем деле. Они серьёзны и настроены на то, чтобы сделать любое дело идеально. В глубине русских людей есть такая потребность — занять серьезное положение в своей жизни. И это настолько сильно встроено в природу русского человека, что это видно со стороны. Поэтому когда я общаюсь с русскими людьми, я понимаю, что это люди целеустремленные и им можно доверять.

— Расскажите, в чем специфика фестивалей в Италии?

— В Италии множество праздников, у нас богатейшие традиции в плане фестивалей. Но в последнее время эти праздники начали забываться и исчезать. Может быть, это связано с промышленным технологическим развитием, приходом телевидения. И моя работа связана с тем, чтобы по мере возможности поддерживать и возрождать эти праздники. Как я уже отмечал, без праздника люди жить не могут, это одна из основных целей человека после рабочих будней. Это касается всех — и взрослых, и детей.

В 1978 году я учился в университете в Болонье, изучал индустрию развлечений, я занимался театральными постановками. Мы проводили различные шоу на открытом воздухе.

И на Венецианской биеннале, которая проводится раз в два года, мы предложили им воссоздать Венецианский карнавал. До этого момента его не существовало, со времен барокко. Мы провели первый карнавал на средства Биеннале, а сегодня на него съезжаются миллионы людей со всего мира.

© Фото : Riccardo LupoАрхитектор света Валерио Фести
Архитектор света Валерио Фести

— Чем Италия может поделиться в серии фестивалей с Москвой, чего ей не хватает?

— В этом году будет столетняя годовщина революции 1917 года. Мне кажется, это могло бы быть очень интересно для туристов. Конечно, русским людям будет сложно отмечать эту дату, потому что это связано с различными политическими убеждениями и вообще взглядами россиян на этот период истории, но тем не менее весь мир знает, что в этом году будет сто лет со дня революции, и все чего-то ждут от России. Это был очень знаменательный период для вашей страны, в том числе и в культурном отношении, когда жили и творили такие люди, как Маяковский, Стравинский (его "Весна священная"). Возможно, это не самый радостный момент российской истории, но он является важным как веха. И не только для России, но и для всего мира. За революцией в Санкт-Петербурге последовали революции в некоторых других странах. Мне кажется, это хорошая возможность, чтобы сделать в городе что-то интересное. Можно было бы сделать выставку с памятниками. Как-то отразить и использовать эту память.

Я бы попробовал что-то придумать по этому поводу.

История это всегда и хорошее, и плохое, и праздник должен совмещать историю, которая несет в себе содержательный смысл. Это наша жизнь, праздник должен её отражать.

Я также знаю, что в сентябре проходит день города в Москве, и каждый год проходят шоу на открытом воздухе. Так вот, можно рассказать историю Москвы, которая будет приурочена к этой дате, то, о чем молодые москвичи могут не знать, объяснить, почему характер города именно такой, какой он есть сейчас. Можно было бы сделать хорошее костюмированное представление, которое помогло бы понять характер жителей Москвы, их ментальность.

— Вы говорили очень много о том, как люди воспринимают фестивали, но я знаю, что многие москвичи недовольны тем, что для него в исторических местах организованы ярмарки, сложно наслаждаться прогулкой по центру города, поскольку очень людно. И все-таки город очень много вкладывается в организацию фестивалей.

— Эти суждения очень далеки от самого понятия "праздник". Потому что, например, у нас, в Италии, центральная площадь во время праздника полностью преображается. В моем родном городе, в Болонье, для проведения городского фестиваля полностью преображают главную городскую площадь Пьяццу Маджоре. Каждый год на ней устанавливали вулкан с настоящим пламенем. А Пьяцца Навона в Риме. Раньше там делали озеро, заливали воду, запускали настоящие корабли и устраивали морские баталии. Город — это пространство для общества, это наше место, и мы можем его преображать так, как хотим. Если мы хотим получить от зданий какой-то эффект, мы можем это делать, почему нет? Город принадлежит нам.

— Планируются ли проекты, которые вы будете реализовывать в Москве в ближайшее время?

— Мы полагаем, что нынешний проект архитектуры света и в этом году был очень успешным. Сама природа этого света настолько сильно отличается от архитектуры Москвы, что создается замечательное сочетание. В Италии и в других средиземноморских странах между архитектурой и световыми инсталляциями нет такого контраста. А здесь все по-другому. Вы сразу замечаете инсталляции, они бросаются в глаза. Контраст просто разительный. И мне кажется, россиянам, москвичам это нравится. Здесь это вызывает фурор. И это именно то, чего я хочу добиться. В следующий раз мне хотелось бы сделать другой формат, что-то совершенно новое. Снова всех удивить, но сохранить все тот же золотой цвет, цвет московских праздников.

— Ваши инсталляции действительно очень нравятся москвичам. А как вы оцениваете работу своих коллег, потому что приглашались, я знаю, французские дизайнеры для оформления улиц. Получилось ли у них добиться того, чего они хотели?

— В прошлом году меня кое-что удивило. Инсталляция в форме сферы, яркие огни. Но я не увидел какой-то единой истории, которая объединяла бы все эти инсталляции. А некоторые инсталляции показались мне чрезмерно индивидуалистичными. Мы же хотим работать вместе с городом, работать для него, говорить со зданиями. Зритель должен понимать, почему они расположены именно в этих местах, как они взаимосвязаны. Инсталляция должна заключать в себе особое послание, которое она несет людям, потому что у неё есть душа. Люди должны понять их. Возможно, свою лепту в это способна привнести музыка, чтобы можно было пройтись по галерее, окунувшись в атмосферу и света, и музыки.

— В каких еще городах России вы бы хотели себя попробовать?

— Безусловно, нам очень интересен Санкт-Петербург, потому что город тоже с большой историей, там большая площадь с водой, залив и река. Большое влияние итальянского стиля также в Петербурге. Нам, безусловно, интересны и другие российские города со своей историей.

И мы никогда еще не повторяли мероприятий в 350 городах, где мы работали. Конечно, мы пользуемся одними и теми же средствами, но никогда не повторяем одну и ту же историю. Мы всегда начинаем с нуля. В России, конечно, очень интересно, но и очень непросто. Российские зрители очень требовательны. Они отлично видят и распознают все ошибки, поэтому здесь сложно работать, но и безумно интересно в то же самое время. Как я сказал, в Москве мы не хотели бы ограничиваться только одними инсталляциями, мы хотим проводить здесь мероприятия, рассказывать здесь историю. Мы могли бы организовать мероприятия на площадях — с участием акробатов, актеров, машин. Можно было бы использовать фольклор, исторические события. В этом огромном городе живут миллионы людей, я уверен, у многих из них наши фестивали имели бы грандиозный успех.

 

 

Чат0
Рекомендуем
Арепливир
Фармакологи объяснили стоимость российского препарата от коронавируса
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала