Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Посол РФ в Йемене: вместо хуситов может прийти "Аль-Каида"

Посол РФ в Йемене Владимир Дедушкин рассказал в интервью РИА Новости, что обсуждали участники конференции по региональной безопасности "Манамский диалог" в Бахрейне, какая ситуация сложилась сейчас в Йемене и есть ли подвижки в урегулировании йеменского конфликта.

Конфликт в Йемене стал одной из главных тем обсуждения на прошедшей в Бахрейне конференции по региональной безопасности "Манамский диалог", в которой приняли участие политики, военные и аналитики из 30 стран мира. Йеменской проблеме даже была посвящена отдельное закрытое заседание форума, на котором присутствовал и посол РФ в Йемене Владимир Дедушкин. Глава российской дипмиссии в Сане рассказал корреспонденту РИА Новости Юлии Троицкой, что обсуждали участники "Манамского диалога", какая ситуация сложилась сейчас в Йемене и есть ли подвижки в урегулировании йеменского конфликта, в который помимо внутренних сил вовлечены внешние игроки, в первую очередь государства Персидского залива.

— Заседание, которое было посвящено обсуждению йеменской проблемы, проходило в закрытом режиме. Какие острые вопросы, касающиеся судьбы Йемена, затронули его участники?

— На конференции "Манамский диалог" состоялось обстоятельное обсуждение йеменской проблемы в рамках отдельного заседания группы по Йемену под названием "Будущее Йемена". Йеменская сторона была представлена только членами законного правительства Йемена, которое в настоящее время временно находится в Саудовской Аравии. На этом заседании присутствовал министр иностранных дел, главнокомандующий штабом армии, также в нем участвовал генеральный секретарь Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива, который высказал позицию этой организации.

Состав участников и определил направленность высказываний. С учетом того, что на форуме была представлена только вышеупомянутая одна сторона конфликта, а находящиеся в Сане хуситы — шиитское движение "Ансар Алла" — приглашены не были, озвучивалась позиция йеменских властей. Она заключалась в требовании формального и безусловного выполнения резолюции 2216 СБ ООН во всех ее положениях, какими бы ни были объективные обстоятельства. Эта резолюция, как известно, предусматривает полный уход боевых подразделений "Ансар Алла" и йеменской армии, значительная часть которой с ними солидаризируется, со всех позиций и из всех занимаемых населенных пунктов Йемена, включая столицу, и сдачу этими силами вооружений противоположной стороне — отрядам "народного сопротивления" и частям армии, подчиняющимся президенту Йемена Абд Раббу Мансуру Хади, который отдает команды из Эр-Рияда. Фактически, можно сказать, капитуляцию одной из сторон конфликта, причем без каких-либо предварительных политических переговоров.

Отмечу, кстати, что Россия воздержалась в СБ ООН по данной резолюции, отметив целый ряд ее недостатков, в частности отсутствие положения о недопущении применения силовых методов в разрешении йеменского конфликта. К сожалению, мы оказались тогда правы — резолюция подтолкнула коалицию ряда арабских стран во главе с Саудовской Аравией к началу военной операции в Йемене, включая бомбардировки с воздуха и морскую блокаду страны, с целью восстановления власти законного правительства силой.

Принявшие участие в конференции представители йеменского правительства отмечали, что они, в принципе, выступают за мирное политическое урегулирование, но выражали сомнение в желании противоположной стороны решать вопрос мирным путем. При этом лидеры "Ансар Алла" и солидаризирующийся в ними бывший президент ЙР Али Абдалла Салех неоднократно заявляли о готовности выполнить резолюцию 2216 и даже направили соответствующие послания генсекретарю ООН.

— А есть ли какие-то подвижки в достижении мирного соглашения между сторонами конфликта в Йемене?

— Переговорный процесс идет, но пока не приносит результатов. К сожалению, стороны конфликта в Йемене даже трудно собрать за одним столом. Резолюция 2216 помимо прочих положений предусматривает начало переговоров. Правительство Йемена поддерживает идею проведения консультаций. Противоположная сторона конфликта, под чьим контролем остается Сана, тоже согласна встретиться. Однако предыдущие раунды в Женеве и Маскате заканчивались на этапе первого контакта, когда стороны ограничивались взаимными нападками и не могли приступить к серьезному обсуждению, потому что степень напряженности и недоверия между ними крайне высока. Поэтому миссия спецпосланника генерального секретаря ООН по Йемену Ульда Шейха аль-Ахмеда предельно сложная. В настоящее время он прилагает все усилия, чтобы третий раунд переговоров все-таки принес какие-то плоды.

— Спецпосланник ООН по Йемену Исмаил Ульд Шейх аль-Ахмед тоже принимал участие в "Манамском диалоге". Говорил ли он о том, когда можно ожидать новую встречу по Йемену?

— Спецпосланник генсека ООН предпринимает максимум усилий, чтобы эти переговоры состоялись. Он ведет дело к тому, чтобы созвать их в Женеве или в Маскате (столице султаната Оман). Место пока официально не объявлено, но большинство склоняются к тому, что, скорее всего, это будет Женева. В середине текущего месяца они должны собраться, но пока точно дата тоже не определена. Спецпосланник говорил о середине месяца.

— Йеменское правительство в изгнании заявляет о готовности вести переговоры, но в то же время складывается впечатление, что они требуют уступок только от хуситов, но сами ни на какие уступки идти не готовы. В чем же тогда смысл переговоров?

— Позиция президента Хади и премьера Бахаха основывается на том, что они являются законной властью в стране, а те люди, которые сейчас руководят в Сане, — это группировка, совершившая госпереворот. Таким образом трактуют сентябрьские события 2014 года йеменские власти в Эр-Рияде, поэтому они считают, что вправе диктовать свои условия противоположной стороне.

Кроме того, они опираются на резолюцию СБ ООН 2216, где, по сути дела, обозначено то же самое. По этой причине обвинить президента Хади и его сторонников в том, что они не настроены на переговорный процесс, было бы неправильным. Они просто-напросто настаивают на жестком выполнении резолюции. Другой вопрос, насколько это реально, если подходить к достижению этой цели формально.

— Чего же в таком случае хотят и требуют хуситы?

— Лидеры "Ансар Алла" рассматривают свои действия как народную революцию, которая, как и всякая революция, осуществляется с благородными целями. В данном случае это борьба с коррупцией. Однако, взвалив на свои плечи тяжелый груз ответственности за происходящее в районах своего контроля, они оказались под сильным давлением и внутри страны, и извне. Хуситы выступают за то, чтобы на равных со всеми остальными партиями и силами участвовать в политическом процессе: быть членами правительства, парламента, различных систем управления государством. Они заявляют, что не собираются монополизировать власть, но говорят о праве действовать на политической арене страны наравне с другими партиями. Одновременно с другими группировками они согласны и сдать оружие. Однако выступают против того, чтобы делать это в одностороннем порядке. Кстати, решения конференции по национальному диалогу, которая состоялась в Йемене в 2014 году, предусматривают сдачу оружия не только движением "Ансар Алла", но и всеми другими группировками.

Но возникает внешне странная ситуация: против резолюции ни одна из сторон конфликта в Йемене не выступает, но на деле не так просто ее выполнить. С этой целью спецпосланник ООН где-то месяц назад предложил сторонам для обсуждения интересную, на мой взгляд, идею. Понимая, что есть проблемы с ее выполнением, он высказался за создание механизма исполнения резолюции. Возможно, в рамках женевской конференции будет найден такой формат, который бы предусматривал прекращение огня, отвод войск, создание аппарата международных наблюдателей.

Хуситы и сторонники бывшего президента Салеха сразу приняли эту идею. Без такого механизма они технически не могут оставить свои позиции, как того формально требует резолюция, опасаясь возникновения вакуума в сфере безопасности. Убрать боевиков с улиц и боевых позиций технически можно, но что произойдет дальше? Йемен, как известно, страна очень сложная, многоконфессиональная, с разветвленной племенной структурой. "Аль-Каида" и "Исламское государство" (ИГ) в последнее время там укрепили свои позиции, как никогда. Вся восточная часть Йемена, то есть почти 70% территории страны, во многом контролируются экстремистами. Поэтому существует серьезный риск, что, если "Ансар Алла" оставят свои позиции, то их займут как раз террористы.

— А что же йеменская армия? Она не в состоянии контролировать ситуацию в стране?

— Йеменская армия разделена. Я ранее отмечал, что часть ее сражается на стороне "Ансар Алла", а другая — на стороне президента Хади. В столице реальная власть находится в руках "Ансар Алла", которые обеспечивают там безопасность, в том числе и нашего посольства. Если представить, что завтра они внезапно уйдут, то около стен посольства могут появиться боевики "Аль-Каиды".

— Участвовавший в форуме министр иностранных дел Йемена Рияд Ясин в беседе с журналистами категорически опроверг, что на территории Йемена присутствуют боевики "Исламского государства".

— Но при этом за многие террористические акты в Йемене, которые происходили в последнее время, в частности в мечетях Саны с большими человеческими жертвами, ответственность брала не "Аль-Каида на Аравийском полуострове", а именно "Исламское государство". Не хотел бы вступать в полемику с уважаемым господином министром, но это те факты, которые я знаю. И это очень опасное явление, угрозу которого не стоит приуменьшать, а тем более игнорировать или замалчивать.

— А еще глава МИД Йемена сообщил, что 75% территории страны уже находятся под контролем проправительственных сил. Так ли это?

— Опять же не хотел бы спорить с уважаемым господином министром, тем более что я не слышал его интервью. Но давайте обратимся к реалиям. Хуситы действительно были частично вытеснены на север подконтрольными президенту Хади войсками при активном участии десанта коалиции и ее авиации из Адена и ряда южных провинций, в частности из провинций Лахдж, Абьян, Шабва. Но они сами северяне и отошли в районы своего традиционного контроля, где их поддерживает определенная часть населения и племена. Говорить о 70% территории страны под контролем правительства можно, только если добавить к тем трем сравнительно небольшим провинциям, взятым ими, огромную провинцию Хадрамаут на востоке страны, где пока что с переменным успехом "конкурируют" "Аль-Каида" и ИГ.

Во всяком случае в городе Эль-Мукалла — административном центре провинции Хадрамаут — черные флаги "Аль-Каиды" висят на многих домах. Война является главным препятствием для борьбы с террористами. Северо-западный Йемен, включая Сану, реально находится под контролем "Ансар Алла", которые пытаются обеспечивать там безопасность для населения, насколько это возможно, в том числе и от аль-каидовцев.

В целом, хотел бы подчеркнуть, что "Ансар Алла" сохранили достаточный военный потенциал для продолжения длительного сопротивления.

— Кто входит в состав "Аль-Каиды" в Йемене?

— "Аль-Каида" в Йемене — вопрос сложный. Она активно действует в стране на протяжении последних 15 лет. В Сане правительству Йемена удавалось подавить ячейки "Аль-Каиды" и вытеснить их из города, хотя они все равно осуществляли теракты против иностранцев, дипломатов. В нее входят сами йеменцы, но и внешний элемент очень силен. Сейчас с ней воюет только "Ансар Алла", выдерживая одновременно натиск и коалиции, и армии президента Хади. По мере развития йеменского конфликта из-за усиления анархии в стране возникает еще более питательная среда для террористов, которые начинают проникать в Йемен из всех регионов, в том числе из Сирии, откуда они побежали под ударами российской авиации.

— Продолжается ли участие коалиции в наземной операции в Йемене?

— Продолжается, но в достаточно ограниченных масштабах. У меня нет информации, что регулярные войска Саудовской Аравии или ОАЭ ведут, что называется, полевые военные действия против хуситов. Против "Ансар Алла" воюют определенные племенные формирования, которые являются их противниками, некоторые части йеменской армии, отколовшиеся от той армии, которая осталась на подконтрольной хуситам территории, и незначительные контингенты арабских стран в составе коалиции. По сути дела, это инструктора и спецназ, не приспособленные для ведения масштабных войсковых операций. По большей части воюют все-таки сами йеменцы, если не считать участия боевой авиации и локальных десантных операций коалиции.

— Насколько авиаудары коалиции действительно сосредоточены по позициям хуситов?

— Они бьют по военным базам, по армейским частям, которые находятся с хуситами в союзе, но, к сожалению, часто атакуют городские кварталы, особенно дома йеменских граждан, которые симпатизируют хуситам или являются сторонниками бывшего президента Салеха. Практически все их дома уже разрушены. Когда наносятся авиаудары по городам, страдают прежде всего мирные жители, поэтому количество жертв среди мирного населения Йемена, по сведениям ООН, уже перевалило за 5 тысяч человек и более 15 тысяч ранено.

Гуманитарная ситуация в Йемене катастрофическая. По оценкам ООН, она более серьезная, чем в Сирии. 21 миллион человек нуждаются в гуманитарной помощи. Они не могут бежать в Европу, как это происходит в Сирии и Северной Африке. Они заперты в своих горах.

— Спецпосланник генсека ООН упоминал о возможном введении в Йемен международных наблюдателей. На данный момент это пока только идея или предпринимаются какие-то конкретные шаги в этом направлении?

— Идея о введении международных наблюдателей, чтобы отслеживать, как выполняется договоренность о прекращении огня и отводе войск, когда она будет достигнута, им озвучивалась. Но пока никаких реальных шагов в этом направлении не предпринималось. В любом случае этот механизм должен быть оформлен в виде решения Совета безопасности ООН, чего пока не было. Чтобы создать такой механизм,необходимо согласие всех йеменских сторон.

— Какова на данный момент роль Саудовской Аравии в йеменском конфликте? Прилагает ли она усилия, не только военные, чтобы положить ему конец?

— Саудовской Аравии, на мой взгляд, принадлежит решающая роль в урегулировании этого конфликта. Ключ от его решения находится в руках Эр-Рияда. Поэтому очень обнадеживающими прозвучали последние заявления министра иностранных дел Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра, который несколько раз сказал, в том числе и в Манаме, что война в Йемене подходит к своему концу и проблему надо решать политическим путем. При этом он публично признал, что контролирующие Сану силы согласны выполнить резолюцию СБ ООН 2216.

В Йемене можно получить ливийский вариант, где существуют два правительства и два парламента, или сирийскую и иракскую ситуации, где война приобрела конфессиональный характер с сильным внешним элементом и засильем экстремистов. К таким негативным результатам можно прийти, если немедленно ни остановить войну. У йеменского конфликта нет военного решения, он может быть урегулирован только политическим путем, путем переговоров. В этой войне не будет победителей, и это было ясно с самого начала.

Рекомендуем
Молния
Лента новостей
0
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала