Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Глава СПЧ: Россию столько связывает с Украиной – это надо защищать

О том, что сейчас стоит на повестке дня в СПЧ, о предстоящей встрече с главой государства, о надеждах на возвращение к мирной жизни на Украине и о мудром решении Нобелевского комитета, в интервью РИА Новости рассказал глава СПЧ Михаил Федотов.

Во вторник состоится традиционная ежегодная встреча президентского Совета по развитию гражданского общества и правам человека (СПЧ) с президентом РФ Владимиром Путиным. О том, что сейчас стоит на повестке дня в СПЧ, о предстоящей встрече с главой государства, о надеждах на возвращение к мирной жизни на Украине и о мудром решении Нобелевского комитета, в интервью РИА Новости рассказал глава СПЧ Михаил Федотов. Он ответил и на волнующий сейчас многих россиян вопрос о борьбе с распространением курительных смесей и на ставший одним из главных в мировой повестке вопрос о борьбе с лихорадкой Эбола.

— Михаил Александрович, расскажите немного о текущей деятельности Совета? Что сейчас стоит на повестке дня?
— Сейчас вся работа сконцентрирована на подготовке к встрече с президентом. Готовятся доклады, выступления, документы, которые будут переданы президенту. Сейчас все мысли, в первую очередь, об этом. Но, конечно, мы не можем оторваться от тех проблем, которые каждый день возникают. Например, убийство в Минеральных Водах, которое привело к массовым выступлениям местных жителей, тоже находится в поле нашего внимания. И безмотивные убийства грибников и водителей в Подмосковье. И сигналы об избиении осужденных в колониях. И голодовки медиков. И попытка Минюста закрыть общество "Мемориал". Иными словами, у нас все время где-нибудь что-нибудь горит и требует нашего вмешательства. Всем этим тоже приходится заниматься.

— Во вторник состоится встреча Совета с президентом РФ. О чем пойдет речь?
— Все доклады, с которыми будут выступать члены Совета, являются результатом коллективной работы, в том числе, в формате специальных заседаний Совета. Например, летом у нас было специальное заседание по вопросу о гражданском участии в судьбах украинских беженцев. Результатом стали рекомендации Совета. Теперь мы доложим президенту о том, в чем состоят эти рекомендации и как их можно было бы реализовать. Будет затрагиваться не только тема беженцев, хотя она сейчас одна из самых острых. Будет и доклад о том, как выполняется национальный план по борьбе с коррупцией. Кроме того будет доклад о реализации программы увековечения памяти жертв политических репрессий. Этой программой Совет занимается с февраля 11-го года, и мы встречаем очень много трудностей на пути ее реализации.

— Будут ли правозащитники на этой встрече поднимать вопрос о принятом недавно резонансном законе, ограничивающем иностранное участие в российских СМИ, который получил критический отзыв СПЧ?
— Само экспертное заключение Совета президенту уже направлено. Если мы и будем говорить об этом законе, то только как об одном из примеров законодательных актов, которые сделаны небрежно и непродуманно, а потому могут принести больше вреда, чем пользы.

— Некоторое время назад сообщалось, что Совет готовит поправки в закон об НКО. В чем их суть?
— Совет считает, что нужно менять в целом закон о некоммерческих организациях, потому что он сегодня вступает в противоречие с изменениями, которые были внесены в Гражданский кодекс. В этом плане нас поддерживает комиссия при президенте по кодификации гражданского законодательства. Нужно пересматривать весь этот закон и особое внимание уделять не "иностранным агентам", а социально ориентированным некоммерческим организациям, то есть тем, которые оказывают реальную помощь гражданам. Например, заботятся о правах инвалидов, детей, бездомных, пожилых, национальных меньшинств, об экологии, об инклюзивном образовании и так далее – все это сфера правозащитной деятельности.

— В Общественной палате ранее озвучили идею четко разграничить социальные и политические НКО, чтобы "более жестко" регулировать их деятельность. Вы согласны с таким подходом?
— Этот подход давно уже реализован в нашем законодательстве. В законе "Об общественных объединениях" есть такое понятие – "общественные объединения, преследующие политические цели". Если есть необходимость, можно это понятие повторить и в законе "О некоммерческих организациях". Но только представить себе государственную корпорацию или бюджетное учреждение, преследующие политические цели, лично я не могу. А закон об НКО распространяется, в том числе, на них, они тоже являются некоммерческими организациями. В то же время у нас есть множество коммерческих организаций, преследующих политические цели. Это те компании, которые, например, финансируют избирательные кампании определенных кандидатов или партий, чтобы потом иметь возможность проводить через них свои интересы. Законы против такой практики есть, но они никого не останавливают.

— Может ли подобное нововведение облегчить жизнь НКО или, напротив, только осложнит?
— Четкое правовое регулирование – всегда благо, если только оно действительно четкое и правовое, а не произвольное и приблизительное. Могу предположить, что это может осложнить деятельность общественных объединений, преследующих политические цели, типа движения "Солидарность", "Другая Россия", "Молодой гвардии Единой России", Общероссийского народного фронта и так далее. Выделение этих и им подобных общественных объединений в особую группу может, конечно, создать дополнительные трудности в их работе. Тот факт, что все подобные организации являются некоммерческими, сомнению не подлежит. Если вам скажут, что они не НКО – это будет ошибка. Точность формулировок как раз и защищает от всяких глупостей. При пересмотре закона "О некоммерческих организациях" нужно добиться максимальной точности формулировок. Тогда будет понятно, кто относится к организациям, преследующим политические цели, кто — к социально ориентированным некоммерческим организациям, а кто – ни к тем, ни к другим.

— Скажите, а работы у Совета в связи с событиями на Украине заметно прибавилось?
— Конечно. Нам даже пришлось в феврале создать специальную рабочую группу по мониторингу соблюдения прав человека на территории Украины. Эту рабочую группу возглавляют Андрей Юров и Максим Шевченко. Мы считаем очень важным, что ее возглавляют люди, имеющие связи, так сказать, по разные стороны линии противостояния. Это позволяет общаться с представителями правозащитного сообщества и в Киеве, и в Донецке, и в Луганске, и в Харькове, и в Одессе. И решать конкретные проблемы, связанные с освобождением журналистов, с вывозом больных детей и так далее.

— Некоторое время назад очень активно обсуждалась ситуация с обнаруженными под Донецком захоронениями мирных жителей. Совет проводит какую-то работу по этому вопросу?
— Члены Совета активно участвуют в изучении этой ситуации, неоднократно выезжали на место. Мы выступили с инициативой организовать совместную российско-украинскую правозащитную миссию для общественного расследования этих захоронений. Здесь потребуется, разумеется, помощь судебно-медицинских и других экспертов. Очень важно, чтобы это расследование проводилось на международном уровне и под общественным контролем — чтобы не было ни у кого сомнений в точности и объективности результатов расследования.

— Больше недели назад были новые обстрелы центра Донецка, новые жертвы. Погиб, в том числе, и представитель Международного комитета Красного Креста. По-вашему, означает ли это срыв перемирия, которого так долго ждали, или надежда на мирное разрешение конфликта не ослабевает?
— Надежда остается. Нарушения перемирия фиксируются практически ежедневно, насколько я понимаю. Но все-таки уже началась конструктивная работа над возвращением к мирной жизни – это самое главное. И важнейшая гарантия того, что перемирие в конечном итоге перерастет в прочный мир, — это демилитаризация общественного сознания. Нам очень важно уже сейчас формировать в сознании людей идеи защиты мира. Я очень надеюсь, что мы сможем от информационной войны постепенно перейти к информационному взаимопониманию — с тем, чтобы восстановить те братские, дружеские отношения, которые были всегда между нашими народами. Вражда между народами России и Украины – это катастрофа для обеих стран. Предотвратить эту катастрофу можно только с помощью гражданского общества. Мы не можем допустить ситуации, когда Тарас Григорьевич Шевченко будет рассматриваться как представитель враждебной нам культуры – это нелепость, глупость, это преступление. Я бы считал правильным сейчас как можно чаще показывать по телевидению, например, фильмы по произведениям Николая Васильевича Гоголя "Вечера на хуторе близ Диканьки", "Сорочинская ярмарка", "Тарас Бульба", создавать передачи, посвященные Тарасу Шевченко. Нас столько связывает с Украиной, с ее прекрасным народом — этим надо гордиться, это надо культивировать, это надо защищать, а мерзавцы есть в любом народе, к сожалению.

— Могут ли предстоящие выборы в Верховную раду как-то стабилизировать ситуацию на Украине? Будет ли СПЧ вести наблюдение за избирательной кампанией?
— Совет занимается исключительно вопросами развития гражданского общества и правами человека, но совершенно не вмешивается в политику ни в России, ни в других странах. В частности, в таком вопросе как выборы, нас волнует исключительно защита избирательных прав граждан, а не распределение мандатов между конкурирующими партиями. Это относится как к ситуации в России, так и к ситуации в других странах. Нас, в частности, очень волнует вопрос о положении общественных наблюдателей на выборах. Мы считаем, что нужно для осуществления общественного контроля за выборами всех уровней ввести институт общественных наблюдателей, помимо представителей СМИ.

— В ноябре представитель ОБСЕ по вопросам свободы СМИ Дунья Миятович планирует посетить Россию. Запланирована ли в рамках визита встреча с СПЧ или, может быть, лично с вами?
— Я надеюсь, что во время своего визита госпожа Миятович найдет время для встречи со мной. Насколько я знаю, ее визит приурочен, прежде всего, к ежегодной встрече руководителей всех журналистских союзов Европы. Это очень важное событие: никогда раньше руководители журналистских союзов Европы не собирались в Москве. Насколько я понимаю, госпожа Миятович приедет именно с целью поучаствовать в этом мероприятии.

— Вопрос, который сейчас волнует россиян: о распространении нового опасного вида курительной смеси, так называемого "спайса". За полмесяца свыше 700 жителей России отравились, из них более 25 погибли. Есть ли рецепт борьбы с распространением курительных смесей?
— Этот рецепт нужно искать, в первую очередь, в сферах культуры и образования, воспитания. Предохранить человека от любых опасностей, которые его подстерегают в жизни, — немыслимо. Нужно в самом человеке создавать защитные механизмы. То есть, иммунитет против наркотиков, против алкоголя, против табака – сознательное неприятие этих эрзац-заменителей здорового образа жизни. Нам важно воспитывать сознательное отношение человека к жизни, к ценности собственного здоровья. Решить проблему только с помощью каких-то запретов – это нереально. Но это не отменяет необходимости работы ФСКН. Просто ФСКН за всеми уследить не сможет, а у каждого человека есть родители. От того, как эти родители воспитают своего ребенка, зависит, будет он пользоваться "спайсом" или не будет. Это зависит, в первую очередь, от родителей, а не от ФСКН.

— Раз мы перешли к теме здоровья, нельзя не задать еще один вопрос: о проблеме, которая грозит принять мировые масштабы – о лихорадке Эбола. Уже звучали заявления о слишком медленной реакции мировой общественности на распространение смертельно опасного вируса. Что вы можете сказать по этому поводу?
— Это опять-таки проблема не столько государственная, сколько общественная. Если мы будем соблюдать правила гигиены, то шансов у вируса Эбола никаких, как и у многих других вирусов. Внутренняя дисциплина, ответственное отношение к собственному здоровью – прежде всего. Но это, конечно, не отменяет необходимости специальных мероприятий, которые проводятся по линии Роспотребнадзора.

— Нобелевская премия мира в этом году присуждена пакистанской правозащитнице Малале Юсафзай и индийскому активисту за права детей Кайлашу Сатирти. Как вы оцениваете этот выбор?
— Я считаю, это очень хороший выбор. Это пример, во-первых, внимания к правозащитной деятельности, а, во-вторых, пример мудрости и толерантности. Дали Нобелевскую премию правозащитникам из двух стран, которые между собой, как известно, не очень ладят. То, что премию дали правозащитникам и из Индии, и из Пакистана, свидетельствует о мудрости Нобелевского комитета. Будем надеяться, что в следующем году Нобелевскую премию мира получат российские и украинские правозащитники.

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала