Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Тамара Москвина: я должна выполнять желания своих фигуристов

Тамара Москвина в интервью агентству "Р-Спорт" рассказала о принципах своей тренерской работы и о том, почему не считает переходы фигуристов от тренера к тренеру чем-то из ряда вон выходящим.

Знаменитый тренер по фигурному катанию Тамара Москвина 26 июня отмечает юбилей. Накануне этого события корреспондент агентства "Р-Спорт" Андрей Симоненко отправился в Санкт-Петербург на обстоятельный разговор со специалистом, которая привела к званию олимпийских чемпионов четыре спортивные пары. Сегодня - первая часть интервью, в котором Тамара Николаевна рассказывает о принципах своей тренерской работы и о том, почему не считает переходы фигуристов от тренера к тренеру чем-то из ряда вон выходящим.

- Тамара Николаевна, ранней весной, перед юбилеем Алексея Николаевича Мишина, вы сказали: ученики - это то, что держит вас уже сорок с лишним лет на катке, заставляет приходить каждый день в одни и те же стены и что для вас они не Маша, Ваня или Петя, а именно так - ученики...

- Ученики - это дети чужих родителей. А у нас же тоже есть дети. Свои. И кто-то их сейчас учит. Я 15 лет работала в институте преподавателем, вот и у меня как-то уже вжилось, что я к ученикам отношусь по большому счету как учитель, который их образовывает, воспитывает, наставляет и проводит с ними очень большую часть жизни. И хочется, чтобы эта жизнь была счастливая, веселая, приносящая удовольствие. Поэтому так к ним и относишься. Они - ученики, которые в конце концов становятся коллегами. С которыми хочется общаться на одном языке. Ну а главное, конечно, чтобы они выходили в жизнь сложившимися личностями.

- Некоторые говорят: тренер должен быть немножко влюблен в своего ученика. Как вы к этому постулату относитесь?

- Может быть, в этом есть доля истины. Когда ты растишь ученика, ты как бы пишешь картину. Или, если представить себя скульптором, формируешь скульптуру. Что касается меня, то я... (задумывается) всю свою молодежь... ну, любить, наверное, не люблю, но отношусь ко всем очень уважительно. Потом, ученики - это же тот инструмент, через который я свою мотивацию занятий тренерством в спорте доношу до зрителя. Они показывают мою работу. Если работа сделана мной хорошо, то ученики достойно ее представляют.

- Со временем ваши отношения с учениками меняются?

- Меняются. Когда ты становишься старше, ты умудрен опытом, у тебя меняются жизненные ценности. И ты начинаешь относиться к ученикам менее мелочно, что ли. Ну, например, опоздал он на тренировку. И я думаю: ну, 18 лет человеку. Что он делал накануне вечером? На какие-нибудь "Алые паруса" ходил. И так далее, и так далее. Во сколько встал? За час до начала тренировки. Но здесь возникает дилемма: ведь надо одновременно и не показывать своей снисходительности, и в то же время не сводить совместную работу к сплошным замечаниям. Не только в плане опозданий. Невозможно же говорить постоянно: вот, не так сделал, руку не довел...

- И как она решается?

- Очень просто. Можно сказать: ах, ты такой-сякой, не сделал, не довел! А можно так: ой, как ты вовремя подстроился под партнершу! Я его, с одной стороны, похвалила - но с другой, он понял, что раз ему пришлось подстраиваться, значит, до этого его действие было неправильным. То есть, я нахожу такие приемы, чтобы учеников не обижать, не командовать в стиле "я - начальник, ты - дурак", а ставить их на один уровень со мной. И тогда они понимают, что их уважают, но в то же время учат, выдвигают требования и так далее. Некоторые в работе все равно обижаются. Но я тогда с ними разговариваю. Говорю: ладно, будешь ты от меня слышать одни и те же слова, какой ты молодец, все сделал хорошо. И какая от этого будет польза? Ты в этом деле новичок? Новичок. Какое у тебя спортивное звание? Пока никакого. Тренер ты какого уровня? Никакого. Зачем же ты ко мне пришел? За знаниями. Я должна тебя всему научить. Поэтому не принимай мои замечания как какое-то наказание или обвинения, а послушай. Сделай то, что я говорю - а потом посмотрим, что получится.

- В какой момент пришло осознание того, что надо себя вести с учениками именно так?

- Постепенно. С опытом. Поняла, что если все время учеников ругать, они будут чувствовать себя униженными. При этом возвышать нужно тоже с умом - чтобы не страдал процесс обучения. В результате я сформулировала суть своей методики для себя так: мне надо учить спортсмена, не вызывая у него негативных эмоций. И постоянно иметь в виду, что в паре - двое. Например, допускает партнер ошибку на поддержке. При девочке я не могу ему делать замечание, потому что в следующий раз, например, она может сама сказать: вот, он опять не так делает. Мне этого не надо. Я отведу мальчика в сторону - и объясню ему ошибку отдельно. Вот это и есть маленькие, но очень важные приемы в работе.

- Я читал, что вы определяли суть тренерства просто как достаточно стандартизированный отработанный набор методик, позволяющих провести спортсмена из точки "А" в точку "Б". Есть ли в этом наборе место импровизации?

- Есть, и импровизировать приходится все время. Во-первых, люди все разные. Во-вторых, мне нужно постоянно поддерживать у ребят интерес к тому, что они делают, а одними и теми же словами этого не добьешься. Как в жизни. Вы же вряд ли пойдете второй раз на концерт, на который уже ходили. Так и ученик подумает: я это уже слышал. Если у спортсмена что-то не получается, мне постоянно приходится находить новые способы, как объяснить ему, что не так. Какие-то ориентиры придумывать на катке, в пространстве...

-Тем не менее, особо выдающуюся музыку можно слушать бесконечно. Может быть, и в тренерстве есть универсальные приемы?

- Есть универсальные принципы. Дисциплина. Работоспособность. Хороший эмоциональный фон в коллективе, чтобы ребята стремились приходить на занятия. Постоянный поиск новых целей, которые перед спортсменами ставятся.

- Вот это, мне кажется, самое сложное. Если в советские времена с целями было, в основном, все понятно, то чем теперь спортсменов мотивировать?

- Если вы намекаете на заграничные поездки, премии или что-то подобное - то мы никогда об этом не думали. Да, мы знали: хорошо выступим - что-то получим. Но главной мотивацией это никогда не было. Не говорили мы друг другу: давай, например, поедем вместо Чехословакии в какую-нибудь капстрану. В Америку или в Канаду. Нет, мы говорили: надо ехать в Чехословакию, потому что здесь лететь ближе, с акклиматизацией справиться легче. Конечно, по сравнению с другими людьми, которые никуда никогда не выезжали, у нас была, можно сказать, такая привилегия. Но мы для начала объехали весь Советский Союз. Были в разных городах, видели, как там люди живут. И сейчас мы с ребятами никогда не говорим: поедем на соревнования в Китай, чтобы там дешево вещами затовариться. Нет, если у нас есть выбор, в каких турнирах, этапах Гран-при участвовать, мы говорим: первое, надо выбрать Россию. Для своих надо выступать, тем более в преддверии Олимпиады. Потом стараемся выбрать более ближние варианты, чтобы не было проблемы акклиматизации. Конечно, нам интересно съездить в Лос-Анджелес. Но нам это невыгодно. Организму это вредно.

- И даже призовые для спортсменов не мотивация?

- Да они даже не знают, какие там эти призовые. Вот сейчас вышел документ ISU о призовых - мы его даже не читаем. Когда настанет пора их получать, мы их получим, никто никуда их не денет. И потом, знаете, в России очень легко заработать деньги куда большие, чем получают лучшие фигуристы. Достаточно просто встать в торговый ларек.

- Тогда что важно, если не деньги: и для вас, и для спортсменов?

- Любовь к тому делу, которое мы делаем. Желание поставить интересные программы. Любовь к самому процессу: планированию, тренировкам. Именно это главная мотивация - удовольствие от процесса выведения спортсменов на уровень сильнейших в мире. Спортсменов разных, дисциплинированных и шалопаев, тех, кто опаздывает и приходит вовремя. Психологические устойчивых и неустойчивых. Подобрать к каждому ключик - это же очень интересно. Вот в чем мотивация! И вовсе не стремление добиться результата, что-то там выиграть.

- Тамара Николаевна, переходы спортсменов от тренера к тренеру - одна из самых сложных сторон фигурного катания. Очень часто этот процесс сопровождается и скандалами, и ссорами...

- Моя позиция по этому вопросу с самого начала работы тренером была очень простая. Вот есть преподаватель в школе. Он работает с учениками четвертого класса. Когда они заканчивают четвертый класс, куда они идут?

- В пятый класс.

- Правильно. К другому преподавателю. После этого совсем другие преподаватели учат их в университетах и институтах. Так вот, разве все эти преподаватели воспринимают переходы учеников из класса в класс как какую-то подлость или предательство? Нет, это процесс развития человека. Точно так же и в спорте: спортсмену необходимо получить знания и умения. Вот он и идет по карьерной лестнице: сначала с ним работает один тренер, потом другой, потом третий. Учит его разным вещам: сначала простым, потом сложным. Потом, действительно бывают ситуации, когда у спортсмена не складываются отношения с тренером - и он уходит. Так в жизни аналогичных историй масса: ну, не нравится, например, родителям, как работают с их ребенком в одной школе. Они берут и переводят его в другую школу - что тут такого? Поэтому я себе очень давно сказала: Тамара, никогда не относись к своим ученикам как к рабам, которые должны с тобой быть до гроба. Они будут с тобой работать, пока им с тобой интересно. Пока родители видят, что с их детьми занимаются и идет положительная динамика отношений. Если они захотят уйти, они вправе это сделать. И такое восприятие этого вопроса мне всегда очень помогало. Когда ко мне приходят новые ученики, я с ними сразу договариваюсь: ребята, когда вам здесь перестанет нравиться, приходите, приносите бутылку шампанского, букет цветов, говорите: Тамара Николаевна, спасибо - и до свидания. И я вам пожелаю дальнейших успехов.

- И никаких мучений, угрызений, волнений?

- Никаких. Я никогда ни с кем не подписываю контрактов, что мы с вами работаем такой-то срок. Этого не нужно. Если им со мной некомфортно, то и мне с ними становится некомфортно. Лучше пусть они пойдут туда, где им будет интереснее, где они будут получать удовольствие. На их место придут другие ученики - это же моя работа, мое предназначение. У меня были случаи, когда моих учеников приглашали другие тренеры. И я знала об этом. Но никогда не волновалась, потому что если человек захочет уйти - он уйдет. Поэтому я никогда не возражала против того, чтобы ребята могли съездить на то место, куда их звали, посмотреть, что там и как - и принять решение. И ничего в наших отношениях, если ребята оставались у меня, из-за этого не менялось. Но были случаи, когда я сама, когда чувствовала, что не получается контакта с учениками, решала: не буду портить жизнь и свою нервную систему, лучше пусть люди найдут более комфортное место. И я так организовывала, чтобы людей приглашали и они переходили в другие места. Но только так, чтобы не было никакого конфликта. Разочарование от того, что что-то не получилось, если честно, я чувствовала. Но все равно говорила себе: Тамара, будь реалистична, у них с тобой не было контакта. Нельзя же забывать вот о чем: я тренер государственный. Мне государство платит за то, что я учу людей фигурному катанию. Чтобы этот процесс был плодотворным, он должен приносить удовольствие и мне, и ученикам. Значит, я должна объективно оценивать ситуации, когда этого удовольствия нет.

- Удивительно, вы мыслите прагматично в таких ситуациях, когда другие рвали бы на себе волосы и впадали бы в депрессии.

- Ну, я же тоже прошла в свое время через разные моменты. Меня тоже родители переводили от одних преподавателей к другим. Я тоже в свое время занималась фигурным катанием у Ивана Ивановича Богоявленского - и когда он ушел работать из одной организации в другую, я за ним не пошла, потому что хотела остаться, во-первых, в той школе, где мне нравилось, а во-вторых, знала, что туда придет новый молодой тренер, который только что закончил свою спортивную карьеру - Игорь Борисович Москвин. Наконец, от чего рвать волосы, если я знаю, что спортсмен уходит к тренеру, который тоже является преподавателем нашего города. Если не города - нашей страны. Да пусть нашего мира! Главное же в том, что фигуристы хотят совершенствоваться. И у них должна быть возможность это делать. А моя задача - всеми силами создать спортсменам такую обстановку, чтобы им не захотелось уходить. Какими силами? Интересом занятий, мотивацией, выполнением их желаний. Не моих, а их желаний. Если все это получится, то будет и результат - и никто уходить никуда не захочет.

Продолжение следует.

Рекомендуем
Наружная реклама со слоганом Коронавирус. Остановим его в регионе Ломбардия, Италия
Италия предупреждает: Европа может не пережить эпидемии
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала