Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

Ахмед Билалов: отношение к гольфу в России радикально меняется

Читать ria.ru в
Президент Ассоциации гольфа России Ахмед Билалов рассказал агентству "Р-Спорт" о создании в нашей стране нового имиджа одной из самых популярных в мире спортивных игр.

В начале марта новым президентом Ассоциации гольфа России (АГР) был избран вице-президент Олимпийского комитета России, председатель совета директоров ОАО "Курорты Северного Кавказа" Ахмед Билалов. В ближайших планах нового руководства АГР – создание в России нового имиджа одной из самых популярных в мире спортивных игр. Подробности Билалов раскрыл в интервью корреспонденту агентства спортивных новостей "Р-Спорт" Андрею Симоненко.

- Ахмед Гаджиевич, как известно, у предыдущего руководства АГР с 2003 года существовала программа, согласно которой планировалось построить 500 полей за 15 лет. Прошла половина этого срока, и программу, по самым смелым оценкам, можно считать выполненной где-то процентов на пять. То есть темп строительства полей иначе как провальным не назовешь.

- Вы знаете, я не стал бы сейчас бросать камни в предыдущее руководство АГР. Оно очень много сделало для развития гольфа, несмотря на то, что за вид спорта гольф у нас в стране практически не считали. Может быть, не удалось сделать все, что было запланировано. Но сейчас у нас происходят достаточно серьезные изменения. Гольф, как известно, стал олимпийским видом спорта, и в 2016 году в Рио-де-Жанейро состоятся соревнования по гольфу. У нас в России неолимпийские виды спорта, по сути, подвергаются дискриминации. К гольфу же теперь отношение радикально меняется. И у Олимпийского комитета России, и у министерства спорта. Когда вид спорта олимпийский, к нему сразу относятся по-другому – понимают, что от успехов в нем зависит престиж страны. И в этом смысле задача нового руководства Ассоциации – сделать гольф массовым видом спорта и подготовить классных спортсменов к Олимпиаде. Конечно, к 2016 году успеть будет сложно, но вот к следующим Играм в 2020 году у нас в гольфе должны появиться ощутимые результаты. Подобная ситуация, как сейчас в гольфе, кстати, была в свое время у нас с теннисом. Всего несколько крытых кортов на всю страну, где играла элита. Что получилось потом, вы знаете. Таким же способом мы хотим изменить к лучшему ситуацию и в гольфе.

- Действительно, прекрасно помню, как относились к теннису в конце 80-х годов, и как все изменилось после того, когда у нас появился Кубок Кремля, на котором любой человек, купив билет, по сути, за копейки, мог посмотреть на игру высококлассных мастеров. Плюс начали строить доступные корты. С гольфом пока такого все же не происходит: если где-то открывается клуб, то он сразу становится закрытым и элитным. А профессиональный турнир европейской Профессиональной ассоциации гольфа (European PGA) приказал долго жить в разгар кризиса…

– Вы знаете, я не так давно был в составе делегации, сопровождавшей президента России, в Гонконге. Пытался с помощью президента Ассоциации гольфа Китая попасть поиграть в городском клубе. Не удалось – в выходные там играют так много людей, что все оказалось занято. Предложили поехать на поле в трех часах езды от Гонконга, но времени на это не было. Это я к тому, что поля, конечно, должны быть разной категории. И те, что доступны по деньгам среднестатистическому гражданину, и закрытые, элитные клубы, которые есть везде. Клуб – это ведь не только место, где играют в гольф, там проводят различные переговоры, встречи по интересам. К сожалению, с тем законодательством, которое у нас сегодня есть, поля строить крайне сложно. Каждое построенное поле для гольфа – это фактически геройский поступок. Сейчас вот нам удалось специальным постановлением правительства РФ выделить в Сочи участок земли в 165 гектаров. Сейчас к нему подводят коммуникации, а затем уже имеющийся инвестор будет строить там гольф-клуб, который планируется сделать доступным для жителей города Сочи. При этом там будут проводиться и международные соревнования, и различные клубные мероприятия.

Насчет турнира с участием мастеров высокого класса – как известно, он у нас был, это Russian Open, и очень жаль, что мы его упустили. Надеемся, что нам удастся восстановить его статус, но за это придется еще побороться. Намерение такое есть. К счастью, еще есть у нас Кубок президента.

Но главная, конечно, для нас задача – это открыть как можно больше детских школ гольфа. При каждом новом открывающемся клубе. Обязательное условие его аккредитации – наличие при клубе ДЮСШ. Увы, пока что серьезных школ, готовящих молодых гольфистов, у нас сейчас нет. Без ДЮСШ нам не удастся создать того количества спортсменов, из которого потом можно будет выбрать самых перспективных в плане высших достижений. Пока же у нас процесс подготовки гольфистов, так скажем, стихийный. Но не могу не отметить, что все больше и больше россиян "заболевают" гольфом. Очень приятно, когда приезжаешь, к примеру, в Мексику или в Эмираты и встречаешь на поле российских гольфистов.

Нельзя не сказать и об одном преимуществе гольфа, которое он имеет перед подавляющим большинством других видов спорта. Его можно сформулировать такой шуткой: в гольфе самая большая смертность среди всех видов спорта. Потому что играть в гольф можно хоть до 90 лет – и умереть на поле. Безусловно, мы хотим привлекать в гольф не только детей, но и людей старшего возраста, которые другими видами спорта по объективным причинам заниматься уже не могут. В США, например, в гольф играет около 40 миллионов человек. Представляете, какая это огромная индустрия. Это налоги, это рабочие места, это гольф-туризм – поля расположены, как правило, в очень интересных, красивых местах. У нас тоже есть уникальные природные места – Байкал, Камчатка, Кавказ. Вот в 2018 году у нас пройдет чемпионат мира по футболу. Приедут десятки тысяч иностранных туристов. Мы хотим, чтобы во всех городах, где пройдут матчи первенства, через семь лет были построены гольф-поля. Чтобы туристы проводили на них свое свободное от футбола время. Была, кстати, идея у нас сделать гольф-клуб на Курилах, куда бы могли приезжать играть японцы. У них гольф – крайне дорогой вид спорта, разовый взнос за членство в клубе – порядка миллиона долларов, плюс еще ежегодные выплаты на содержание. Понятно, почему – земли мало, и в том же Токио, например, очень трудно найти участок на строительство поля. У нас же, как я уже сказал, очень многое упирается в законодательство.

– Насколько я знаю, очень многие проекты строительства полей в России были застопорены именно на уровне согласований. Власть предержащие, как только узнавали, что землю предлагается отдать под гольф, сразу же перечеркивали все идеи со словами – да кому нужен этот гольф, буржуазный вид спорта, и т.д. и т.п. Хотя в мире, наоборот, гольф – это одно из самых массовых занятий, в него играют миллионы и миллионы человек.

– У нас уже есть успехи в попытках переломить стереотипы. В рамках проекта развития туризма на Северном Кавказе мы уже зафиксировали такой план: в каждом из горнолыжных курортных кластеров будут построены гольф-поля, чтобы можно было загружать курорты не только зимой, но и летом.

А насчет массовости – действительно, могу только привести пример Финляндии. По размеру – как какой-нибудь наш один субъект Федерации. При этом у финнов 200 полей для гольфа, хотя страна это, как известно, северная. В Швеции, такой же северной стране, полей еще больше. Но нам на пути к тому, чтобы догнать и перегнать соседей, надо многое сделать. Надо прививать культуру, надо менять законодательство, создавать пул инвесторов. Поддержка государства здесь очень важна. Не только в плане денег как таковых. А в виде бессрочных прав на землю, упрощенной системы выделения земли, проведения коммуникаций. Все это окупается за счет налогов, рабочих мест. Но главное для страны – люди будут следить за своим здоровьем. Один раунд игры в гольф продолжается в среднем три-четыре часа. Это время, проведенное на открытом воздухе – я считаю, просто замечательный вид отдыха для человека в выходной день.

- В России, как известно, популярность того или иного вида спорта зависит от степени увлеченности им людей во власти. Например, Борис Николаевич Ельцин играл в теннис – теннис у нас поднялся. Нет ли у вас в связи с этим планов познакомить первых лиц нашего государства с гольфом? Ведь не увлечься этой игрой, попробовав, практически невозможно.

– В принципе, у нас и так многие люди из верхнего эшелона власти играют в гольф. Например, помощник президента России Александр Абрамов является гольфистом, министр образования Андрей Фурсенко, вице-премьер и президент ОКР Александр Жуков активно играют. Глава Татарстана Рустам Минниханов тоже заядлый гольфист. Многие другие известные люди играют. Действительно, те люди, которые с гольфом соприкасаются, в него, как правило, влюбляются. Я ведь тоже пришел совсем из другого вида спорта – и стал получать удовольствие от гольфа. Могу на поле шесть часов провести. Это и спорт, и отдых. В общем, планы у нас, конечно, есть по привлечению в гольф знаменитостей. Будем проводить статусные, так скажем, соревнования – с участием ветеранов спорта, благотворительные акции.

- Если говорить о положении дел в российском гольфе в чисто спортивном плане, то можно отметить, что талантливые гольфисты у нас есть уже сейчас. Например, это Мария Верченова, единственная россиянка, выступающая в элитном профессиональном туре (Ladies European Tour). Пяти лет, остающихся до Олимпиады в Рио-де-Жанейро, по идее, должно хватить, чтобы вывести ее в лидеры мирового гольфа. Есть и другие подающие надежды спортсмены. Какие у АГР существуют планы поддержки нынешней сборной России?

- Мы сейчас вместе с министерством спорта как раз разрабатываем список тех мероприятий, на которых должны будут выступать наши спортсмены, чтобы нарабатывать практику и опыт. Если, например, в прошлом году сборная России по гольфу пропустила даже чемпионат мира, то теперь мы хотим, чтобы наши гольфисты участвовали в максимальном количестве турниров. И это относится не только к Марии Верченовой, но и к другим нашим игрокам. Этот список состоит из двадцати мероприятий. Бюджет ассоциации на поддержку сборной мы хотим увеличить до 60 миллионов рублей. Для сравнения – предыдущий бюджет равнялся двум миллионам. Сюда входит и покупка оборудования, клюшек, другого обмундирования. Дополнительно рассчитываем на помощь субъектов Федерации, особенно южных, где можно играть и в зимнее, и в летнее время. И, конечно, надеемся на частный бизнес. На новые открывающиеся клубы, в которых меценаты жертвовали бы деньги, которые мы бы направляли на поддержку наших спортсменов и тренеров.

– Приглашать тренеров из-за рубежа планируете?

– Конечно. У нас по понятным причинам большого количества подготовленных тренеров нет. Поэтому собираемся привлечь известных заграничных специалистов для работы с нашими спортсменами.

- Когда открываются новые клубы, это, конечно, хорошо. Но существует такой нюанс: многие молодые гольфисты уходят туда работать тренерами, учат играть богатых клиентов, потому что это и с финансовой точки зрения выгодно, и сил тратить, чтобы заработать, много не приходится. В итоге сборная и резерв не получает практически никакой подпитки новыми кадрами. Как притормозить этот процесс?

- Во-первых, надо признать, что та система, которая существовала раньше, не позволяла гольфистам зарабатывать на жизнь с помощью одного только чистого спорта. Мы собираемся эту тенденцию, о которой вы говорите, переломить. Как это уже сделано в других видах спорта, выделять членам сборной стипендии, чтобы они получали более-менее нормальные деньги и были обеспечены с точки зрения быта. Практически во всех видах спорта сейчас сборники три, пять, десять тысяч долларов в месяц зарабатывают. Но вместе с тем не стоит забывать, что не всегда из хороших спортсменов получаются хорошие тренеры. И, наоборот, бывает, что отличные специалисты выходят из плохих спортсменов. Четкой закономерности тут нет, поэтому каждый должен сам выбирать свой путь. Мы должны выстроить такую систему, чтобы только из-за материальных проблем спортсмены в тренерство не уходили. Но в то же время если гольфист не видит себя в большом спорте, а чувствует тренерское призвание – ему мы тоже должны помочь.

– Ахмед Гаджиевич, хочу задать вопрос, ответ на который наверняка интересен многим: как вы сами пришли в гольф – и каковы ваши нынешние успехи в нем?

– Познакомился я с гольфом, когда был на Бермудских Островах аж в 1994 или в 1995 году. Днем на пляже жара, а перед отелем было роскошное поле для гольфа. И знаете, потянуло туда, как магнитом. И с тех пор, как есть возможность, стараюсь играть. Похвастаться успехами пока, честно говоря, не могу, времени для серьезных занятий гольфом работа практически не оставляет. Но начиная с прошлого лета, постоянно тренируюсь. Осознаю, что президент Ассоциации гольфа России должен более-менее сносно уметь играть. К тому же меня со-президенты Международной федерации гольфа пригласили принять участие в турнире президентов национальных ассоциаций, который будет проходить во время British Open, одного из самых знаменитых профессиональных соревнований в мировом гольфе, с 15 по 18 июля. Надо будет подготовиться. К слову, раньше в мировом гольфе существовала довольно запутанная и раздробленная система управления, но вот в прошлом году была образована эта Международная федерация, о которой я сказал. Под ее крылом, как предполагается, будут консолидироваться все ведущие национальные ассоциации. Недавно в Сочи я встречался с руководством этой федерации, и мы договорились об активном участии в ее работе представителей АГР. Надеемся, наше присутствие там будет расширяться и углубляться.

 
 
 
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала