Регистрация пройдена успешно!
Пожалуйста, перейдите по ссылке из письма, отправленного на

«Бизнес делает выводы из дела ЮКОСа» и платит налоги

В эти дни в России завершается судебный процесс, получивший огромный резонанс в стране и за рубежом. На скамье подсудимых – Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, некогда богатейшие граждане России, фантастически успешные предприниматели, акционеры и владельцы крупнейшей российской нефтяной компании ЮКОС. Сегодня для каждого из них обвинение требует по десять лет лишения свободы. Линия защиты строится на том, что факты, приводимые государственным обвинителем Дмитрием Шохиным, неправильно им истолковываются: Ходорковский и Лебедев не совершали преступлений, да и никаких преступлений не было…

Политический обозреватель РИА «Новости» Юрий Филиппов

В эти дни в России завершается судебный процесс, получивший огромный резонанс в стране и за рубежом. На скамье подсудимых – Михаил Ходорковский и Платон Лебедев, некогда богатейшие граждане России, фантастически успешные предприниматели, акционеры и владельцы крупнейшей российской нефтяной компании ЮКОС. Сегодня для каждого из них обвинение требует по десять лет лишения свободы.

Крупные хищения, уклонение от уплаты миллиардных налогов, подделка документов, присвоение чужого имущества и даже заказные убийства (в них уже признан виновным начальник службы безопасности ЮКОСа Пичугин) – все это, по мнению российской прокуратуры, было едва ли не повседневной рутиной в «самой прозрачной», как ее еще недавно называли, компании ЮКОС.

Линия защиты строится на том, что факты, приводимые государственным обвинителем Дмитрием Шохиным, неправильно им истолковываются: Ходорковский и Лебедев не совершали преступлений, да и никаких преступлений не было. Подсудимые, как и сама компания ЮКОС, действовали в рамках тогдашних российских законов, причем точно так же, как и тысячи других российских компаний и предпринимателей, которых сегодня ни в чем не обвиняют.

Трудность заключается в том, что правы по-своему и обвинение, и защита. ЮКОС не был ангелом, но и чего-то напрочь выбивающегося из общего ряда деяний российского бизнеса компания тоже не совершала. В этом уверен, например, одинаково близкий и российским властям, и российскому бизнесу председатель Российского Союза промышленников и предпринимателей Аркадий Вольский. Он считает, что в «деле ЮКОСа» отразились многие черты российской экономики и политики последних десяти-пятнадцати лет – тех лет, которые были посвящены переходу от плановой экономики и авторитарной политической системы к рынку и демократии.

Некоторые представители российского бизнес-сообщества, и особенно крупные бизнесмены, так называемые «олигархи», получившие, как и их коллеги из ЮКОСа, почти задаром и с нарушениями закона огромную часть бывшей советской госсобственности в результате приватизации 90-х годов, отнеслись к процессу как к суду над бизнесом в целом. В прессе заговорили об ухудшении инвестиционного климата и имиджа России, об экономических издержках для страны, порождаемых «делом ЮКОСа».

В чем же, на сегодняшний взгляд, виноваты российские бизнесмены? И так ли велика их вина, что ради наказания надо рисковать имиджем страны в глазах иностранных инвесторов?

Обвинение, если не вдаваться в детали, делится на две составляющие. Одна касается нарушений в ходе приватизации государственной собственности, другая имеет отношение к тому, как затем распределялись доходы от этой приватизированной собственности, сколько денег шло в карман новым владельцам, а сколько государству в виде налогов.

По ходу процесса позиция государства по обоим пунктам стала предельно ясной: нарушения в ходе приватизации можно забыть и простить, но за неуплату налогов следует наказывать по всей строгости. В самом деле, массовую приватизацию 90-х годов организовывало государство, оно же руководило ею. Поэтому оспаривать, что именно на нем, а не на бизнесе, лежит основная вина за допущенные при этом массовые нарушения, вероятно, бесперспективно. «Ответственность за имевшие место негативные последствия приватизации полностью лежат на публичной власти», признает председатель российской Счетной палаты Сергей Степашин, чье ведомство еще год назад подготовило доклад о десятилетии российской приватизации 1993-2003 годов.

К Ходорковскому и Лебедеву это имеет самое прямое отношение: им, очевидно, ничего не грозит по главному пункту обвинений, связанному с незаконным завладением 20-процентным государственного предприятия «Апатит». Не потому, что они не нарушили закон, а потому, что это было давно, более десяти лет назад – от ответственности избавляет срок давности.

На недавней встрече с представителями российского бизнеса президент Владимир Путин пообещал снизить срок давности предъявления исков по приватизационным сделкам еще больше – до трех лет. Он дал соответствующее поручение председателю правительства Михаилу Фрадкову и лично прокомментировал смысл свого предложения: отношения собственности в России, которые круто изменились в 90-е годы, должны остаться стабильными, тема передела собственности является закрытой.

Совсем другое дело – налоги. Только в 2000-м году, по данным российской налоговой службы, ЮКОС недоплатил их на сумму, эквивалентную 3 млрд долларов. Недавно помощник президента Игорь Шувалов назвал суд над Лебедевым и Ходорковским показательным примером для всех, кто пытается скрыть от государства свои доходы. Если ситуация с ЮКОСом не произведет нужный эффект, то власти, по словам Шувалова, снова пойдут на громкие процессы и показательные акции.

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Рекомендуем
Лента новостей
0
Сначала новыеСначала старые
loader
Онлайн
Заголовок открываемого материала
Чтобы участвовать в дискуссии
авторизуйтесь или зарегистрируйтесь
loader
Чаты
Заголовок открываемого материала