online конференции

RSS

Экстренная психологическая помощь пострадавшим в ЧС и катастрофах

(обновлено: )723
Природные и климатические катаклизмы, техногенные катастрофы, межнациональные конфликты все чаще вынуждают людей, оказавшихся в этих ситуациях, обращаться к специалистам в области психологии экстремальных ситуаций. В нашей стране эту помощь оказывают психологи МЧС России. Что такое экстренная психологическая помощь? Как работают психологи? Что может происходить с людьми, не получившими своевременно помощь специалиста, и всем ли она нужна? В чем разница оказания помощи детям и взрослым? На эти и другие вопросы ответила директор Центра экстренной психологической помощи МЧС России Юлия ШОЙГУ.

 

Здравствуйте! Наши встречи стали уже традиционными, в этом году эта встреча первая, на которой мне бы коротко хотелось рассказать об итогах ушедшего года и о том, чем мы собираемся заниматься в следующем году.
Сначала об итогах 2010 года, мне кажется, что основными результатами нашей деятельности можно считать открытие филиала нашего Центра на Дальнем Востоке. Проделана большая методическая работа, результатом которой стало 9 пособий и 5 научно-исследовательских работ, среди которых можно выделить создание системы оценки и прогнозирования социально-психологических рисков в чрезвычайных ситуациях. C этого года результат этой работы проходит апробацию в автоматизированной информационной системе "Психолог", созданной в МЧС России. Конечно, хочется сказать о некоторых результатах нашей повседневной работы: за этот год сотрудниками Центра экстренной психологистической помощи было проведено более 7000 обследований, около 3000 человек прошли различные виды психологической подготовки, примерно 2000 психологических консультаций было проведено для сотрудников МЧС России, экстренная психологическая помощь было оказана в 17 крупных федеральных чрезвычайных и при проведении международных-гуманитарных операций. Важным результатом мы считаем, значительное увеличение привелеченности психологов МЧС России к работе в ЧС, произошедших на региональном и муниципальном уровне. По сравнению с 2009 годом число таких операций выросло более чем в 4,5 раза и составило 933 случая.
Немного о планах на 2011 год: мы продолжаем систематическую работу по развитию психологической службы МЧС России, в этом году мы планируем открытие двух филиалов нашего центра в Екатеринбурге и Красноярске. Уральский филиал в Екатеринбурге открывается уже на следующей неделе, в четверг 17 февраля. Также, одним из приоритетов на 2011 год является дальнейшее развитие системы оказания экстренной психологической помощи в регионах. Также, мы планируем в этом году выпустить 7 методических пособий, в том числе большой четырехтомник под названием "Настольная книга психолога МЧС России". Мы планируем продолжать внедрять в практику работы наших специалистов все те достижения, которые были достигнуты в рамках научной работы в 2010 году. Большой нашей задачей является развитие межведомственного и международного сотрудничества. Это связано с несколькими причинами: экстремальная психология сейчас является остро востребованной и динамично развивающийся областью деятельности, и поэтому только прилагая совместные усилия мы сможем продвинуться в развитие этой области науки, выработать единые подходы и принципы оказания такой помощи, что является крайне важным при работе в чрезвычайных ситуациях. Сейчас, к сожалению, это происходит не всегда. Вторая проблема заключается в том, что деятельность психолога практически не находит своего отражения в нормативных документах, не существует юридической ответственности специалиста за собственные действия. В настоящий момент единственным гарантом профессиональных действий является личностная порядочность психолога. В таких условиях колоссальное значения приобретают профессиональные общественные объединения. В связи этим было принято решение совместно с Московским Государственным Университетом и Обществом психологов силовых структур создать специальную рабочую группу, на встречах которой, мы могли бы публично обсуждать профессиональные, этические вопросы, связанные с оказанием экстренной психологической помощи пострадавшим в чрезвычайных ситуациях и психологическим обеспечением специалистов экстремальных видов деятельности. Первое заседание этой рабочей группы состоится на базе факультета психологии МГУ, оно намечено на 15 февраля.

Вы и сотрудники Центра участвуют во множестве международных операций, как преодолевается языковой барьер,сколько иностранных языков знаете вы и ваши подчинённые?

Действительно, сотрудники нашего центра участвуют в международных операциях. Мы говорили о том, что разработана и применяется технология оказания психологической помощи пострадавшим, в том числе и тем, кто не владеет русским языком. Конечно же, психологическая помощь на родном языке гораздо более эффективна. И понятно, что наши специалисты не могут работать совсем не используя иностранный язык. Но язык, речь в ситуации оказания помощи, скажем, иноязычным людям используется не как профессиональный инструмент, а как вспомогательный для взаимодействия с человеком. В этой ситуации для детей часто используются методы так называемой арт-терапии. Это рисунок, например, создание аппликаций, лепки, конструирование, проигрывание каких-то ситуаций, которые вызвали психологическую травму у ребенка. Для работы со взрослыми очень часто используется разнообразная аппаратура, в том числе в 2009 году в рамках аэромобильного госпиталя был создан целый психологический модуль. И уже практически больше двух лет при проведении международных гуманитарных операций мы работаем в тесном взаимодействии с врачами отряда Центроспас МЧС России. По нашим наблюдениям можем сказать, что люди, получившие травмы, восстанавливаются быстрее, когда им оказывается и психологическая помощь тоже. Недавно мы посчитали и оказалось, что наши специалисты владеют около 10 различными иностранными языками. В основном, конечно, это английский язык, но еще и французский, немецкий, итальянский, польский и другие. Часто знание иностранных языков становится нам нужным и при работе на "горячих линиях", потому что нам звонят граждане других государств, не говорящие на русском языке.

Возможно ли как-нибудь морально подготовиться к экстренной ситуации?

Юлия Шойгу

Мне очень нравится такая фраза, что для того, чтобы внутренний голос что-то подсказал в экстремальной ситуации, нужно, чтобы он знал, что именно подсказывать. И вообще свой внутренний голос нужно заслужить. Поэтому готовиться к экстренной ситуации можно и нужно. И желательно готовиться до того, как мы попали в эту экстренную ситуацию. В нашем ведомстве очень любят говорить, что лучший способ выйти из ЧС - это в нее не попасть. И очень много в этом зависит от нас. Можно пристегиваться за рулем, поставить дома детектор дыма, купить огнетушитель, научить детей безопасно переходить через дорогу. А если говорить в целом, хорошо, когда человек задумывается о своей безопасности, интересуется этими вопросами, читает и знает, как себя правильно вести. Как специалист в области психологии, скажу, что в критической ситуации наша психика почти автоматически выдает нам те знания и те навыки, которые могут помочь спастись нам в этой экстремальной ситуации.

Ваша работа отнимает огромное количество времени и сил, однако вам необходимо большую часть времени уделять семье, не хотелось ли вам всё бросить и найти более спокойную работу?

Наверное, я отвечу коротко. Моя работа – это мой осознанный выбор. И порой хочется, наверное, чтобы времени было побольше, чтобы в сутках было не 24, а 48 часов. Но бросить и найти более спокойную работу пока не хочу.

Как быстро принимаются решения и что является основополагающем по организации работы психологов на местах ЧС?

На вопрос о том, как быстро принимаются решения, я отвечу теми временными характеристиками, за которые мы должны отреагировать. Если речь идет о выезде группы на происшествие по городу, то психологи должны выехать в течение 3-5 минут. Если мы говорим о крупной чрезвычайной ситуации, то готовность сил и средств составляет от полутора до трех часов. Это значит, что через три часа группа специалистов уже должна находиться в самолете и быть готовой к вылету. Поэтому на принятие решений нам отведено всего несколько минут. Влияет на это решение огромное число факторов. Нами была создана система оценки и прогнозирования социально-психологических рисков в чрезвычайных ситуациях, и при принятии решения о составе группы, об организации нашей работы мы одновременно учитываем более 20 разнообразных факторов.

Что нужно, чтобы работать в Центре экстренной психологической помощи?

Обязательно нужно иметь высшее психологическое образование, хорошие базовые знания по психологии, а также желание работать, стрессоустойчивость, ответственность и активная жизненная позиция. Когда мы проводим собеседования, мы всегда обращаем внимание не только на знания, хотя на них, безусловно, тоже, но и на качество характера соискателя.

Бывают случаи, что сотрудникам Центра самим нужна психологическая помощь?

Конечно же, такие случаи бывают. Психологи точно такие же люди, как и все остальные, поэтому врачам иногда требуется помощь врачей, психологам иногда требуется помощь психологов. Один из моих преподавателей в свое время говорил о том, что нам часто будут говорить, вы же психологи, вы же должны понимать, вести себя правильно, какие-то другие вещи. Как специалист-психолог вы имеете точно такое же право на ошибки, неправильное поведение, потому что на вас действуют точно такие же законы, которые действуют на всех остальных людей. И поэтому физику, который знает закон всемирного притяжения, ни чуть не легче нести тяжелый чемодан, чем тем, кто его не знает. Психологу со своими проблемами справляться ничуть не легче, чем любому другому специалисту.

По Вашему мнению, последствия какого происшествия люди переживают сложнее, теракта или природной катастрофы?

Юлия Шойгу

По моему опыту люди гораздо сложнее переживают последствия террористического акта, также сложно люди переживают последствия событий, в которых есть конкретное виновное лицо или группа лиц. Конечно, тяжелее всего - это психологические последствия террористических актов. Из природных катастроф самым пагубным по воздействию на психологическое здоровье, является землетрясение, когда подводит и предает опора, земля, основание. Подтверждает эту мысль, например, та ситуация, что практически после любого террористического акта, после очень многих техногенных катастроф люди, которые пострадали, чьи родственники пострадали или погибли, объединяются в общественные организации, поддерживают друг друга, а зачастую и помогают другим людям, попавшим в аналогичные ситуации. Но я не слышала ни об одной общественной организации, которая была бы организована после землетрясения или наводнения.

Насколько различается состояние человека побывавшего на месте крупной катастрофы или теракта и, например, состояние участника ДТП повлекшего жертвы. Влияет ли масштаб произошедшего события на психическое состояние жертвы или свидетеля?

Начать отвечать на этот вопрос можно с того, что люди, которые пострадали, и люди, которые оказались свидетелями, по-разному переживают произошедшее. Зачастую получается так, что психологические последствия для свидетелей бывают даже сильнее, чем для пострадавших. Человек, оказавшись свидетелем, часто испытывает ощущение, что эта трагедия могла произойти с ним и с его близкими. Получается, что беда прошла очень рядом, и человек испытывает этот страх и тревогу, но зачастую не дает себе психологического права обратиться за помощью к специалисту. Это такое распространенное мнение, вроде бы родился второй раз, родился в рубашке, можно отмечать второй день рождения. В то время как и специалисты гораздо меньше внимания уделяют свидетелям, по сравнению с пострадавшими. А если говорить о том, влияет ли масштаб произошедшего события, наверное, переживания и горе человека, который является пострадавшим, не очень зависят от того, насколько масштабно то или иное происшествие. А на психологическое состояние свидетелей это влияет достаточно сильно.

Не секрет, что в нашей стране не принято обращаться к психологам в сложных жизненных ситуациях. Насколько охотно люди идут на контакт после пережитых катастроф? Какие первые действия при сильном психологическом стрессе после ЧС? Есть ли какие-то доступные методики, которые могут использовать обычные люди, чтобы успокоить своих близких? Сколько человеку требуется времени, чтобы пережить и полностью забыть тот шок и ужас, который он испытал во время катастрофы, насколько это вообще возможно? Насколько важно для человека, испытавшего шок, общение именно с психологом, не может ли общение с близкими заменить консультацию специалиста?

Работа специалистов МЧС России осуществляется в самый острый и первый период. И нашей задачей является подержать человека, когда произошло что-то такое, когда жизнь резко изменилась, а привычной и повседневной жизни уже не существует. Если говорить о реабилитации, о помощи после чрезвычайной ситуации, то многие люди могут справиться с этой ситуацией самостоятельно. Далеко не все пострадавшие будут нуждаться в целенаправленной длительной психотерапевтической помощи. Основная психологическая задача, которую решает человек, попавший в трудную жизненную ситуацию, это принятие этой ситуации, научиться жить в новых условиях. В русском языке есть хорошее слово – пережить. Прекрасно, когда человеку помогают с этим справиться близкие или вера в Бога, работа, общение с природой. А обращение к специалисту, к психологу, к психотерапевту - это лишь одна из возможностей справиться со сложной ситуацией. На мой взгляд, есть достаточно бытовой критерий, когда следует обращаться к специалисту. Мне кажется, что обращаться к специалисту стоит тогда, когда то, что мы называем психологической проблемой начинает мешать жить человеку, его окружающим, членам семьи. Если говорить о времени, как правило, человек справляется с такой ситуацией от полугода до года. Конечно, этот период может быть и короче и длиннее, это зависит от личностных качеств человека и от того, какими способами он пользуется, чтобы с этим справиться.

Какие первые действия при сильном психологическом стрессе после ЧС? Есть ли какие-то доступные методики, которые могут использовать обычные люди, чтобы успокоить своих близких?

Дело в том, что каждый человек обладает уникальными индивидуальными психологическими особенностями. Существует достаточно много вариантов острой стрессовой ситуации, которая возникает у человека. Это и агрессивная реакция, и истероидная реакция, страх, ступор, апатия. Необходимо учитывать и то, как человек реагирует, какие-то его индивидуальные особенности, поэтому, наверное, к сожалению, в рамках сегодняшнего мероприятия мне сложно дать какие-то рекомендации и универсальные советы. Однако мы подготовили пособие "Экстренная психологическая помощь", там собраны приемы, которые могут применять не специалисты, а обычные люди. Мы подготовили это пособие к изданию, надеемся, что оно выйдет в этом году, в том числе планируем разместить его и на Интернет-ресурсах.

Многие мои друзья предпочитают в тяжелых ситуациях "лечиться" алкоголем. Понятно, что это неправильно, а как можно помочь самому себе?

О методах помощи мы уже сегодня говорили. Можно использовать и хорошо помогающий ресурс общения с близкими людьми, чтение. Наверное, для каждого эти способы будут индивидуальными. Можно обратиться к специалисту. А основное, наверное, что нужно, чтобы помочь самому себе и чтобы справиться с этой ситуацией, быть честным по отношению к себе, позволять себе переживать, испытывать чувства. Нельзя забывать прислушиваться к себе, нужно правильно понять тот момент, когда следует обращаться к специалисту. И несколько слово по поводу лечения алкоголем. Мне кажется, что употреблять алкоголь стоит для того, чтобы получить от этого процесса удовольствие: удовольствие от общения с людьми, удовольствия от вкусной пищи и вкусных напитков. А «лечиться» стоит, наверное, теми способами, про которые мы говорили раньше.

Мне бы хотелось поблагодарить всех за очень интересные вопросы. Извиниться за то, что не успели ответить на все. И отметить, что раз за разом используя этот формат общения, я с удовольствием замечаю, что каждый раз приходят очень интересные вопросы, связанные со специальностью. И они каждый раз становятся все сложнее и интереснее. Это говорит о том, что экстремальная психология развивается, а также о том, что растет в обществе культура безопасности.

online конференции
Партнеры
  • Все
  • США

Новости

Партнеры